Cuckold. Пять извинений (рассказ)

36

Вместо предисловия. Этот рассказ не похож на мои прежние. Не хуже, не лучше - другой. Темы прежних - вхождение в тему cuckold. Сейчас же захотелось заглянуть за горизонт: насколько далеко могут зайти искушенные в теме cuckold пары, есть ли черта, за которую нельзя переступать или ее не существует? Получилось довольно жестко, поэтому новичкам не рекомендую, как и гомофобам. Тут и би-секс, и унижения до чмора, и предательство... Словом, не ваниль.
Рассказ еще не закончен, пока готовы десять глав. Буду выкладывать по мере готовности.

Глава 1
Алан, Аланчик, Алик. Я считал его своим другом, партнером по бизнесу. Шесть лет назад на меня свалился внезапный и очень выгодный проект. Один из работников меня серьезно подвел, пришлось его уволить, срочно искать замену. И тут я случайно на улице встретился с Аланом, который когда-то работал под моим началом. У меня сложилось о нем хорошее впечатление и я, недолго думая, предложил ему работу. Оказалось, что он как раз в поиске, поэтому тут же согласился. Во время оформления выяснилось, что он ранее судим (молодой был, дурной – так он объяснил) и без высшего образования. Но мне срочно нужно было заткнуть кадровую дыру, и я на все закрыл глаза, взял его в штат. За время работы мы с ним сдружились, он отлично выполнял все поручения. Затем проект закончился, я ушел в новое место, и когда настала пора расширяться, я сразу вспомнил о нем и пригласил к себе на маленькую руководящую должность, спустя несколько лет он стал одним из моих замов.
Все это время мы дружили, вместе отдыхали, ходили в гости друг к другу. Он был разведен, жил один, увлеченно травил байки о всяких рискованных делах, которые он когда-то проворачивал. Свой богатый опыт он успешно реализовывал и в моей фирме, когда это было необходимо. Вообще, он такой жиганистый жиган – любитель женщин и выпивки, крепкий, подкаченный, волосатый (руки, ноги, грудь, живот, весь!), но на голове лысина, поэтому он брился налысо, озорная улыбка и вечно горящие глаза. Легко переходил с интеллигентного языка на блатную феню, меня называл либо братом, либо по имени-отчеству – Сан Саныч. Мою жену – Яну – беззастенчиво тискал прямо на моих глазах и забрасывал ее комплиментами, а когда мы вместе выпивали, то глазки у него загорались, он пожирал Яну взглядом, говоря ей всякие околосексуальные приятности. Она хохотала, я смеялся, все это было так естественно, как само собой разумеющееся.
Мы часто фантазировали с Яной в постели, что было бы, если Алан зайдет дальше и залезет своей волосатой ручищей ей под юбку в трусики:
- Я бы не сопротивлялась, и ножки бы раздвинула, - в полустоне говорила Яна, когда мы занимались с нею сексом.
Но дальше фантазий в постели дело не заходило, так как мы с ним вместе работали, вдруг что пойдет не так – потеряю и друга, и специалиста, да и вообще, зачем ему знать о нашей с Яной тайне. А тайна была – мне нравилось видеть, как мою жену трахают другие мужчины. Мы начинали со свинга – показалось скучно, попробовали формат МЖМ – оказалось гораздо интереснее, хотелось дальше и глубже, так подошли к теме cuckold, когда, может, и МЖМ, но без мужа. Или, когда она запиралась с любовником на ночь, выставляя меня за дверь, или когда уезжала с кем-то из них на отдых, присылая мне откровенные фото в объятиях другого мужчины. Но вы знаете, это как наркотик, хочется еще и еще. Просто секс Яны с другим мужчиной стал казаться банальным, хотелось чувствовать себя униженным, чтобы ее любовник или любовники были главнее меня по рангу для нее, чтобы они имели для нее первостепенное значение. Этого не было в реальности, хотя Яну тоже возбуждали эти фантазии. Но как их реализовать? Это ж не по щелчку, да и тематические любовники нам попадались как правило интеллигентные и деликатные, которые не позволяли себе перейти красную линию. Вроде и без инцидентов, но драйва тоже не было.
Ища в интернете дополнительную информацию по теме cuckold, на тематическом сайте я познакомился с психотерапевтом Екатериной Сергеевной, которая ведет консультации семейных пар. Тематика cuckold была для нее чем-то вроде хобби, и она трактовала ее не как извращение, а как одну из форм семейных отношений:
- Понимаете, Александр, нет ничего предосудительного, что вам нравится такой формат. Здесь нет нарушений прав личности, ведь все вовлеченные в процесс – взрослые люди и делают это по обоюдному согласию и желанию. А рассматривать вопрос с точки зрения морали – это бесполезное дело, морализаторство – это всегда ханжество, а ханжи, как правило, сами склонны к девиации, но стыдятся своих желаний, компенсируя их нравоучениями. Если посмотреть на cuckold расширенно, то в давние времена самые яркие женщины доставались самым сильным мужчинам, альфа-самцам. Именно им отдавались первые красавицы, чтобы родить сильное потомство. И это было совершенно естественно, как и то, что более слабые мужчины были готовы и на вторую, и на третью роли, лишь бы оказаться рядом с красавицами, в том числе, воспитывая не своих, а чужих детей, от альфа-самцов. Мир изменился, но генетическая память сохранилась, и на подсознательном уровне часть индивидуумов вновь и вновь воссоздают забытые, но не исчезнувшие формы отношений. Это касается и альфа-самцов, которым хочется доминировать в сексуальных отношениях, которым необходимо подчинение со стороны красавиц и их гамма-мужей; это касается и женщин, которых на животном уровне тянет к лидерам; это касается и гамма-мужей, которым льстит, что их женщина оказалась под альфа-самцом. Древние гамма-самцы хотели этого ради сильного потомства, и сейчас для некоторых (хоть они в этом и не признаются) это самый сильный психологический афродизиак, фетиш. И когда женщина с гамма-самцом обретают доминирующего альфа самца, то пазлы сходятся.
Яну я тоже уговорил на общение с Екатериной Сергеевной. Выслушав наши ответы на вопросы, психотерапевт вынесла вердикт:
- Вы очень хорошая пара, вы в совместном поиске недостающего звена в ваших отношениях. При этом вы не обвиняете друг друга, а поддерживаете. Но ваш поиск может быть бесконечным, пока вы самим себе честно не признаетесь – чего именно вам не достает. Мое мнение следующее, на языке БДСМ – вы пара нижних, причем, Александр даже еще более склонен к подчинению, чем вы, Яна. Подсознательно, ему хочется быть ниже вас, но он вынужден играть роль нормального мужчины по стереотипам общества. И партнеров для секса с вами, Яна, он подбирает таких, которые бы не нарушили этот стереотип. Еще раз повторю, вы хорошая пара, вы отлично понимаете друг друга, но вы не можете друг другу дать, чего в вас не заложено природой или воспитанием. Я говорю о доминировании, о желании и умении повелевать. Вы можете сыграть эту роль, но это не ваше, удовольствия от этого не получите. Ваше истинное желание – подчинение. Подумайте об этом.
И мы думали, но не знали, как это решить, потому что все эти игры в БДСМ с костюмированными представления нас только веселили. А ряженный в кожаные наряды господин воспринимался именно как ряженный и вызывал у нас лишь усмешки, а не желание отдаться или подчиниться.
Вообще, мы с Яной семь лет вместе и пять лет в секс-экспериментах. Это мой второй брак, и я сразу знал, что хочу, чтобы моя жена была шлюхой. Когда ухаживал за Яной (ей было 25, мне 37), то честно рассказал ей о своих пристрастиях. К моему удивлению, ее это не смутило:
- Мой бывший меня ревновал к каждому столбу, из дома не выпускал, все нервы измотал своей ревностью, так что твой фетиш меня совсем не пугает… Может, это даже весело – быть замужней шлюшкой, -- задрала юбку и рассмеялась.
Кстати, Алан, судя по всему, тоже был любителем экспериментов. Когда мы с ним выпивали, то он рассказывал смачные истории, как на парах – мужьях и женах:
- Прикинь, братан, я его жену ебу, а его это возбуждает – он ей пизду после меня вылизывает, я ему и вставил в рот – он стал отсасывать, и его баба к нему присоединилась, я им двоим в открытые рты и кончил. Кайф!
По всему выходило, что Алан, возможно, мог бы стать для нас с Яной тем самым партнером, о котором говорила Екатерина Сергеевна, но работа, дружба… Как бы всего не потерять.
И все шло, как шло, пока Алан не уговорил меня взять на работу свою дочь от бывшей жены. Девочка оказалась сложной, в коллективе со всеми испортила отношения, но я все это терпел ради Алана. Потом Алан с моего разрешения затеял сторонний бизнес, который стал приносить прибыль, и он сделал мне предложение:
- Пойми, братан, все уже отлажено, работает без моего участия, только денежку получаю, если вложишься – расширю дело, будем пополам прибыль делить. Я ж тебе только добра желаю.
Он уговорил, я вложился, Алан пообещал, что прибыль пойдет через полгода:
- За три месяца свои деньги отобьешь, а потом чистая прибыль, все будет ништяк!
Тем временем, его дочь совсем распоясалась, и стала грозить увольнениями моим сотрудникам. Я ей несколько раз делал замечания, но после того, как она и мне нахамила, вызвал к себе Алана и высказал сгоряча все, что думаю о поведении его дочери и что мне уже это осточертело.
- Ладно-ладно, Сан Саныч, не сердись, без моего воспитания росла, вот и выросла хулиганкой. Хочешь, я ей скажу, чтобы она написала заявление по собственному желанию?
- Хочу! – ответил, как отрезал.
В тот же день она уволилась, отношения с Аланом вроде и не испортились, но стали напряженными. Спустя пару недель мы с Яной по горящей путевке сорвались на море, и когда мы нежились на солнышке, мне позвонили сотрудники и сказали, что Алан уволился.
- Как уволился?
- Вот так, сам написал заявление, сам его подписал, забрал свои документы и ушел.
Я стал ему звонить, но абонент был вне доступа. Отложил разговор до возвращения домой.
Вернувшись, дозвонился до Алана, но это был совсем другой человек:
- Чо звонишь, Жижа?
Меня аж передернуло, Жижей меня дразнили в школе из-за моей фамилии – Жижкин, Алан об этом знал, но никогда так не называл (да меня со школьных лет так никто не обзывал!). Кличка мне казалась очень обидной, из-за нее я лез в драки. Но более сильные одноклассники и старшеклассники, видя мою болезненную реакцию, назло дразнили меня Жижей. Было особенно унизительно, когда они это делали при девочках. Как-то в доверительной беседе я признался Алану, что мечтал избить каждого, кто меня обзывал, но не чувствовал себя достаточно сильным. И вот Алан, которого я считал другом, зная об этом, вдруг назвал меня Жижей. Детские кошмары посыпались мне на голову, но я старался не подавать вида:
- Алан, ты чего?! Ты зачем так уволился?
- Как надо, так и уволился, - бросил трубку.
Я опять перезвонил:
- Я тебя не понял, Алан, объяснись.
- Не понял, значит тупой.
- Ты почему так разговариваешь?
- Ты мне предъявить что ли что-то хочешь? Вместо благодарности за столько лет ты мою дочку уволил, так что пошел ты на хуй!
- Деньги мои верни и сам иди на хуй!
- Какие деньги, Жижа?
- Которые я в твой бизнес инвестировал.
- Это не твои, это мои деньги.
- В смысле твои?
- Компенсация за все добрые дела, которые я для тебя делал, - и стал перечислять какие-то услуги, которые он оказывал мне за годы нашей дружбы, - А ты думал, что ты просто такой хорошенький, чтобы тебе бесплатно помогали, все это денег стоит. И ты еще должен передо мной извиниться, и так извиниться, чтобы мне понравилось, чтобы я твои извинения принял. А пока не извинишься, иди на хуй, не буду с тобой разговаривать! – бросил трубку, я аж задохнулся от негодования.
Я был в бешенстве. Неделя за неделей пытался вернуть свои деньги через наших общих знакомых, звонил ему, орал в трубку, приезжал к нему домой, нанял адвоката… В ответ он обратился в полицию, как будто бы его избили на улице неизвестные, угрожая от моего имени. И туда же передал запись телефонного разговора, в котором я на него кричал. Меня стали вызывать к следователю, который понимал, что ушибы слишком липовые, но взять у меня показания был обязан. Дело не клеилось, но Алан продолжал трепать нервы не только мне, но и следователю, на которого стал строчить жалобы, что тот уклоняется от расследования. Мой адвокат продолжал работать, пытаясь через суд вернуть мои деньги. Так прошло полгода. Мой гнев притупился, но любые упоминания об Алане вызывали у меня шквал негативных эмоций.

Комментарии

4

Глава 2
За эти полгода я и себе нервы измотал, и Яне. Никаких сексуальных приключений, даже секс стал редким и без удовольствия. Я сам себя не узнавал, и Яна видя меня вечно угрюмым, стала замыкаться в себе. Я понимал, что нужно что-то изменить. За помощью обратился к Екатерине Сергеевне, подробно ей рассказал о своих переживаниях и проблемах. Она внимательно выслушала и задала дополнительные вопросы:
- Скажите, Александр, до конфликта с Аланом, у вас были эротические фантазии о том, что ваша жена изменит вам с вашим другом?
- Ну да, были такие фантазии…
- Расскажите о них подробно.
- Понимаете, Алан часто приходил к нам в гости, мы выпивали, он балагурил, в шутку приставал к моей жене прямо при мне, говорил ей двусмысленные комплименты… Она смеялась, я смеялся, и меня это жутко заводило. Но дальше шуточных обниманий дело не заходило, а в моих фантазиях все заходило гораздо дальше: что Алан не остановится и возьмет Яну прямо при мне, и она ему отдастся без сопротивления, подчинится ему, и они не будут обращать на меня никакого внимания, как будто меня там нет.
- Вы Яне говорили о своих фантазиях?
- Да, во время секса с ней я говорил об этом не раз.
- Как она реагировала?
- Мне кажется, ее это тоже возбуждало. По крайней мере она мне подыгрывала, говорила, что Алан ей очень нравится, что сама ждет от него приставаний, что хочет, чтобы он не останавливался, а трахнул ее. Что она не стала бы сопротивляться. А когда я ее переспрашивал: «остановилась бы она, если бы я ей запретил?», она отвечала, что не остановилась бы, что отдалась бы ему, что ей было бы наплевать на меня и мои запреты, потому что она так хочет Алана, что каждый раз течет при виде него, как голодная сучка... Меня так возбуждали ее слова, что в этот момент я обычно кончал…
- Вы каждый раз занимались сексом с женой, после визита Алана?
- Чаще всего да.
- И каждый раз проговаривали эту фантазию во время секса?
- Да, в разных интерпретациях, но суть одна – секс Яны с Аланом, несмотря на возможные протесты с моей стороны. Однажды во время секса она сказала, что если я посмею ей запрещать, то она уйдет с Аланом, уйдет к нему, и я не смогу ее остановить. И когда я ее переспросил, «неужели секс с Аланом важнее меня?», она ответила; «Конечно, дурачок, видишь как я теку от одних только мыслей, а когда он ко мне прикасается, я еле-еле себя сдерживаю». И мы с ней кончили одновременно.
- Вижу, вас это и сейчас возбуждает, - психотерапевт усмехнулась, глядя на выросший бугорок в моей ширинке, - После секса вы продолжали разговоры об Алане в качестве сексуального партнера Яны?
- Мы несколько раз действительно обсуждали, а не пригласить ли нам Алана в постель. Но всякий раз я говорил, что это не очень хорошая идея, поскольку неизвестно, чем это закончится, я могу потерять и друга, и усложнить с ним отношения по бизнесу.
- Вы к такому выводу приходили или Яна?
- Я, а Яна со мной соглашалась, говорила, что я прав.
Так же я рассказал Екатерине Сергеевне об эротических байках Алана, как он мне рассказывал о сексе с чужими женами в присутствии их мужей.
- Вы поддерживали с ним такие темы?
- Ну, я задавал ему всякие вопросы, но о нас с Яной ничего не говорил.
- Хм, интересно. Думаю, я могу помочь, заменить вашу боль на ваши эротические мечты. И отношения с другом восстановите, и Яна обретет гармонию. Только вам придется четко выполнять мои установки.
- Я не понял про друга. Какой он мне друг? Он меня кинул, он мне денег должен, он сволочь последняя…
- Да, сволочь. Но кто сказал, что для счастья нужен идеально хороший человек? Кого-то мы ценим за достоинства, кого-то любим за недостатки. А деньги, что деньги. Вы разве из-за них так переживаете? Насколько я понимаю, вы не голодаете, хорошо зарабатываете, вы далеко не нищий человек. Более того, если вы эти деньги вернете, то радости они вам не принесут, понимаете? Вы большее утратили, вы себя в этой истории потеряли, потеряли интерес к жизни, к сексу, а теперь вините всех вокруг и себя в том числе.
- Себя-то мне за что винить?
- Вы уволили с работы дочь Алана. Вы понимали, что этим сильно заденете чувства друга.
- Но ведь она…
- Она дура, спору нет. Но она его дочь и у него перед ней огромное чувство вины, он ее бросил еще ребенком. И по вашей воле ему пришлось вновь пережить то же самое – он уволил ее с работы, еще раз бросил, предал. И вы не глупый человек, чтобы этого не понимать. Именно вы запустили механизм принципа домино и угодили в ситуацию, которая вас бесит. И вам кажется, что ничего уже изменить нельзя. Но это не так, можно изменить, если вы сами этого захотите. Я не про деньги, деньги – это к судам и адвокатам. Я про вас, про Яну, про Алана, про секс, про ваши фантазии, про ваш мир, в котором вам хотелось жить и экспериментировать.
- Вы хотите сказать, что можно вернуть прежние отношения?
- Нет, прежних отношений не будет, будут новые, которые вам предстоит построить и обрести в них роли, которые каждый из вас заслуживает. Когда-то я вам уже говорила, что каждый из вас пазл, вы были рядом, но не составляли единую картину. Я попробую вас объединить, но мне нужны время и деньги.
- Деньги?
- Да, вы должны оплатить мои консультации с Яной и Аланом. После них я составлю необходимый план действий.
- Все так просто?
- Нет, просто не будет, но будет интересно. Вижу, что у вас вновь загорелись глаза, это хороший знак, Александр. До свидания.

3

Глава 3
Вечером я рассказал Яне о своем визите к психотерапевту, что подробно рассказал о наших эротических фантазиях по поводу Алана, и что она знает, как нам помочь. Жена проявила живой интерес, расспрашивала обо всех подробностях нашего разговора и резюмировала:
- Да, Саша, ты все правильно сделал, надо выйти из этого тупика, надо наладить отношения с Аланом. Вспомни, как у тебя глаза горели, когда он в гости к нам приходил, как ты смеялся, когда он шутил… Как он лапал меня прямо при тебе, ну?...
Я невольно улыбнулся, вспомнив эти моменты.
- А какой у нас с тобой был секс, когда ты представлял, что я пересплю с Аланом прямо при тебе. Помнишь?
- Да, помню… - я почувствовал возбуждение. Более того, я заметил, что и Яна возбуждена, что ее дыхание участилось, носик порозовел.
- А помнишь, как однажды пьяненький он меня к себе на колени усадил. Я тебе потом сказала, что почувствовала его эрекцию, его большой торчащий хуй. И я специально двигалась на нем попой, чтобы он еще сильнее возбудился…
Я сгреб жену в охапку и унес в спальню. Мы были так возбуждены, что даже не раздевались, я расстегнул ширинку, вытащил член, Яна сдернула с себя трусики, и я вошел в нее без всяких прелюдий– она была мокрой и горячей. Это было странно, но душевная боль перешла в наслаждение, все стало как раньше, та же похоть... Нет, даже сильнее. И те же фантазии. Нет, еще круче, еще радикальнее. Яна стонала, я входил в нее и шептал на ухо:
- А представляешь, если бы в тот самый момент, когда Алан кинул меня с деньгами…
- Да…
- …Когда он посылал меня на хуй…
- Да…
- …Когда пытался подставить меня с полицией…
- Да…
- …Чтобы ты в это же самое встречалась с ним…
- Да…
- …Трахалась с ним…
- О, да…
- …Изменяла мне…
- Да…
- …Наслаждалась с ним…
- Да, я так хотела этого, так хотела…
- Но не сделала этого?
- Нет, но очень хотела… Он мне предлагал…
- Что он предлагал?
- Трахнуться с ним… Даже прислал мне фотографию своего хуя, большого торчащего хуя…
- И что ты ему ответила?
- Что он очень…очень аппетитный…очень большой и аппетитный…
- Больше, чем у меня?
- Да… Толще, больше…
- И ты пошла к нему?
- Нет…
- Не захотела?
- Хотела…
- Из-за меня?
- Да…
- Ты жалеешь, что не пошла к нему?...
- Да… О, дааааа…
Мы оба кончили одновременно. Приятная нега сменялась отрезвлением, чувством тревоги и даже паники: в то самое время, когда меня кинул Алан, моя жена вела с ним интимную переписку. С другой стороны, она не стала мне изменять, не предала, но думала об этом, хотела секса с моим врагом. А хотел ли я, чтобы она с ним переспала. Несколько мгновений назад я этого вожделел, а сейчас? Я не знаю. Знаю, что ни обиды, ни злости на жену у меня не было. Продолжал ли меня бесить Алан? Да, это точно. Но я чувствовал что-то еще, что-то запретное: что присутствие моего врага в наших с Яной фантазиях каким-то противоестественным образом возбуждает меня, причем очень сильно, как никогда раньше.
Через час мы с Яной сидели в гостиной, пили вино, болтали ни о чем. Вернее так, я пытался говорить на сторонние темы, но интересовало меня одно – Алан и его интимная переписка с женой. И эта тема с каждой секундой становилась для меня все более навязчивой, я чувствовал, что мой член второй раз за вечер снова отвердевает:
- Яна, ты говорила про переписку с Аланом…
- Да, что тебя интересует?
- Ты можешь ее мне зачитать?
- Ну, честно говоря, я почти все удалила…
- Почему?
- Ты был такой расстроенный в последнее время, я посчитала, что все это как-то неправильно…
- Ты сказала удалила почти все. А что оставила?
- Ты точно хочешь это узнать? Не будешь на меня сердится?
- Конечно, не буду сердится. Я очень ценю твою честность со мной.
- Ладно, это не совсем переписка, ну вот, - она протянула мне свой смартфон.
Весь экран смартфона занимала фотография эрегированного члена Алана на фоне его волосатого живота и огромных яиц. Он и правда был большим, не знаю, сколько там в сантиметрах, но гораздо больше моего: такой толстенный с оголенной, налитой кровью блестящей головкой и выскользнувшей из ее отверстия капелькой мужского сока, Я оторвался от смартфона, мой член напрягся еще сильнее:
- Ты удалила всю переписку, но оставила фото. Почему?
- Не знаю. Каждый раз думала, что удалю, но почему-то не сделала этого. Хочешь сейчас удалю?
- Нет, просто хочу понять, почему ты удалила переписку, а фото оставила. В переписке были какие-то неприятные для тебя вещи или что?
- Ну, там Алан очень откровенно выражался…
- Что именно?
- В подробностях рассказывал, как он со мной заниматься сексом, спрашивал, хочу ли я пососать его хуй или чтобы он сразу в меня вошел…
- И что ты ответила? - вы даже представить себе не можете, как меня возбуждало происходящее. И Яну, кстати тоже.
- Ты хочешь подробностей? Ладно, я читала и ласкала себя, не могла остановиться. И ответила ему, что мне хотелось бы, чтобы он сделал со мной все, что захочет, а не спрашивал меня об этом. И он стал таким грубым, наглым, что я кончила… И он понял, что я кончила от его слов.
- Как это можно понять по переписке?
- Я сама ему в этом призналась…
Мой мозг взорвался: в то время, когда я был в бешенстве и продумывал план мести, Яна занималась с моим врагом виртуальным сексом, и еще признавалась ему, что испытывает оргазм от его слов. Но у меня не было злости, а только лишь похоть, целый океан похоти наполнил меня. И я набросился на Яну прямо в гостиной, вошел в нее, она опять была мокрой и горячей. Шептал ей:
- Такая переписка была один раз?
- Нет, это было несколько раз…
- И каждый раз ты кончала?
- Да…
- Он начинал переписку или ты?
- Два раза я сама ему писала…
- И фото его хуя сохранила, потому что мастурбировала на него?
- Да… Вспоминала его слова… Представляла, как он меня трахает…
- Он говорил что-то про меня?...
- Да, всякое…
- Оскорблял меня?
- Да…
- Как?... Скажи как?... Прошу тебя, как?...
- Говорил, что мне нужен настоящий мужик, как он… Что у тебя нет яиц, что он давно бы тебя отпиздил, просто, жалеет тебя, потому что ты баба… Много еще всего…
- Ты с ним спорила? Пыталась его остановить? – мой темп ускорился, у меня крышу сносило от признаний жены.
- Нет…
- Почему? Тебя это возбуждало?
- Даааа!... – такого громкого оргазма у моей жены не было давно. Мгновение спустя я тоже кончил. Второй раз за вечер. Из-за одной и той же причины – Алан. И от правды не отмахнуться, надо думать, как с этим жить.

3

Глава 4
Через несколько дней я был на приеме у Екатерины Сергеевны.
- Вижу, Александр, что вы не выглядите несчастным, как это было в прошлый раз. Что у вас изменилось?
- Даже не знаю с чего начать…
- Начните с главного, что у вас произошло с Яной?
- Мы занимались сексом, все время занимались сексом… В последнее время у нас его практически не было, а тут каждый день по нескольку раз…
- Что же послужило толчком к вашей сексуальной активности?
- Наша с вами беседа об Алане, потом разговор с женой об Алане, потом признания жены, что все это время она вела интимную переписку с Аланом и сохранила на своем смартфоне фотографию его члена…
- Член Алана больше вашего или нет?
- Больше, значительно больше.
- Вас это расстраивает?
- Почему-то наоборот, возбуждает…
- Давайте я угадаю, ваши фантазии в постели были тоже об Алане.
- Да, моя жена говорила, как хочет его, а меня это жутко возбуждало.
- Да, она мне об этом рассказала во время консультации. Скажите, вы злитесь на Яну из-за предательства?
- Какого предательства? Она только переписывалась с Аланом, но не пошла к нему из-за меня, хотя он ее звал.
- Разумеется, предала. Давайте называть вещи своими именами: ваша жена вела интимную переписку с вашим врагом. Она мастурбировала себя с вашим врагом. Она испытывала оргазм с вашим врагом. Она хранит у себя фотографию хуя вашего врага, который намного больше вашего и продолжает на него мастурбировать. Наконец, когда ваш враг заочно унижал вас перед вашей женой, она пыталась его остановить? Пыталась защитить вас? Нет, она мастурбировала, она кончала от оскорблений вашего врага, она поощряла его. И все это скрывала от вас, и возможно, никогда не призналась в предательстве, если бы вы не завели с ней разговор о враге, если бы не продемонстрировали, что сложившаяся ситуация вас возбуждает. И после этого вы мне говорите, что она не предала вас?
- Получается, что действительно предала…
- Конечно, только не надо это произносить таким трагическим тоном, Александр, вы не на рыцарском турнире. Эта история не про честь и достоинство, а про вашу жизнь, про тот мир, который вы сами хотите, а получив желаемое пытаетесь обмануть сами себя, потому что вам страшно. Не бойтесь признаться себе, что ваша жена изменила вам с вашим врагом, сделала это тайно, сделала это для себя, а не для вас. Но ведь вы все время и добивались от нее этого, чтобы ей хотелось вам изменять вне зависимости от ваших желаний.
- Да, но у нее всегда были партнеры, к которым я относился нейтрально, а тут мой враг…
- Вот и она к другим партнерам относилась нейтрально, а здесь столько эмоций, шквал переживаний, двое мужчин готовы поубивать друг друга из-за денег, из-за обладания женщиной. Один из этих мужчин наглее, сильнее, у него больше хуй, он хочет и может, он лидер, альфа-самец. Другой мужчина воспитанный, надежный, с ним спокойно, его возбуждает секс жены с другими мужчинами, ее подчинение другим мужчинам, он сам ее упрашивал об этом каждый раз. И вот ее наконец, зацепило, мысленно она отдалась вашему врагу сотни раз. И вас это возбуждает, вам нравится, что ваша жена предала вас. Это так щекочет ваши нервы, что вы не можете остановиться, возвращаясь к теме предательства еще и еще. Вам, на самом деле, хочется большего – чтобы ваша жена переспала с вашим врагом не в фантазиях, а по-настоящему, потому что ваша мечта – не нейтральная измена, а реальное предательство, которое можно увидеть, ощутить его вкус. Не сыграть роль униженного мужа и мужчины, а пережить это, жить с этим, принять это, и в вашем случае – наслаждаться этим. И ваш эрегированный член лишнее подтверждение моих слов, - она указала на мой бугорок в брюках.
- Да, вы правы, я не злюсь на мою жену… Но это вызывает у меня сильные эмоции, возбуждает.
- Итак, зафиксируем, что сделала ваша жена и какие эмоции ее поступок у вас вызывает.
- Моя жена изменила мне с Аланом, с моим врагом… Она предала меня, и это меня возбуждает, я ее еще больше люблю.
- Хорошо. А теперь важный вопрос: Александр, что вы предпочли бы – вернуть с Алана свои деньги или подарить их ему, а взамен он станет постоянным любовником вашей жены?
- Какой-то некорректный вопрос. Зачем мне ему дарить деньги за секс с женой, если он ее и так хочет?
- А это не ваше дело, Александр, хочет он ее или нет. Отвечайте на вопрос, на который можете ответить только вы.
- То есть без денег он не станет ее любовником?
- Правильно, не станет. Поэтому решайте, что для вас важнее.
- Но это ж какая-то запредельная наглость, - на мгновенье я вскипел, - И ноги своей жены перед ним раздвинуть, и деньги ему еще заплатить, чтобы он ее трахал?!
- Именно так должна начаться реализация моего плана, который я подготовила для вас после консультаций с Аланом и Яной, за которые, напоминаю, заплатили тоже вы. План я назвала «Пять извинений». Помните Алан в ходе разговора с вами на повышенных тонах сказал, что вы обязаны принести ему извинение, и чтобы он его принял оно должно ему понравится. Я решила, что это хорошая идея, но поскольку с тех пор прошло много времени, одного извинения с вашей стороны будет недостаточно. Пять – самое то.
- Екатерина Сергеевна, я не пойму, вы кому помогаете, мне или Алану?
- Вам обоим, напомню, я его тоже консультирую. Но я не ваш адвокат и не его, я психотерапевт и предлагаю вам то, что вы подсознательно хотите, но боитесь себе в этом признаться либо не решаетесь реализовать. Возвращаемся к плану. Он получился в чем-то даже библейским – «ударили по одной щеке – подставь другую», но с сексуальными девиациями, присущими каждому из вас. Каждое из десяти извинений – это, в первую очередь, ваш шаг в новый мир отношений, о котором вы грезите – cuckold. Но не в формате сессий, которые вам уже давно не интересны, а лайф стайл, cuckold, как образ жизни.
- И какие пять извинений я должен ему принести?
- Это будет зависеть от вас, Александр. Каждый раз именно вы будете принимать решение о том, какую цену вы готовы заплатить за очередное извинение Алана, чем готовы ради этого пожертвовать, как далеко готовы зайти. Я лишь буду советовать, решение за вами. И за Аланом, готов он принять то или иное извинение или нет. Могу вам рассказать о первых двух шагах, обязательных для старта «Пяти извинений». Не выполните один из них, не будет вообще ничего.
- Что я обязан сделать?
- Первое. Вы должны на глазах у своей жены просить его о прощении. На коленях.
- На коленях? Унижаться?
- Да, переступить через собственную гордость, растоптать ее, признать вашего врага победителем, а себя побежденным, с покорностью выслушивать его оскорбления, с готовностью унижаться перед ним столько, сколько он захочет. И когда он примет ваше первое извинение, вы отдадите ему расписку о том, что у вас к нему нет никаких финансовых претензий, а затем попросите его стать любовником вашей жены.
- Так это же три шага – просить прощения на коленях, расписка и жена…
- Нет, Алан не считает, что должен вам деньги и никогда не признает, это компенсация за увольнение его дочери. Расписка – это формальность, вопрос с деньгами нужно сразу урегулировать, чтобы тема долга больше никогда не всплывала в ваших отношениях. Жена в качестве дара победителю – это второй шаг.
- Вам не кажется, что это дичь какая-то?
- Мне не кажется. И вам не кажется, иначе вы давно закончили наш разговор. Но вам интересно, и вместо того, чтобы уйти, вы хотите задать мне вопрос – какой будет третий шаг?
- Да, я правда хотел это спросить…
- Не скажу, потому что пока еще рано. Сейчас время вашего принципиального решения – согласны вы или нет. Если не согласны, то попрощаемся и забудем про наш разговор. Если согласны, то я вам расскажу о деталях второго шага.
- А Яна согласна стать подарком для Алана? – мне было реально страшно, я понимал, что нахожусь у черты кардинальных перемен в личной жизни, поэтому цеплялся за дополнительные вопросы, чтобы оттянуть принятие решения.
- Да, поверьте, вашу жену не пришлось долго уговаривать.
- Не знаю, все это так рискованно, опасно, вдруг у нас с Яной испортятся отношения. Ведь я ее люблю, боюсь потерять…
- Опасно? Да, конечно. И в том числе эта опасность щекочет вам нервы, возбуждает. Давайте будем честными, вы с Яной уже дошли до определенной точки – Алан давно третий в вашей постели, он завладел вашими мыслями, вашим сексом, вашей жизнью. Вам нужно либо выкинуть его из головы, либо двигаться вперед. Выкинуть его вы не можете, потому что он ваш фетиш, секс-идол, вы даже его члену поклоняетесь. Значит настал предреволюционный момент, низы не могут, а верхи не хотят. Вопрос нескольких дней, чтобы Яна без всякого вашего разрешения или согласия прибежала к Алану, забралась на его хуй, да на нем и осталась. Потому что Алан ее не отпустит обратно, чтобы победить вас как врага еще и на личном фронте. Поэтому я вам предлагаю не игнорировать предстоящую революцию, а быть ее инициатором: самому встать на колени перед недругом, самому раздвинуть перед ним ноги своей жены, стать соучастником новых отношений. Чтобы Алан перестал видеть в вас врага и достойного соперника, чтобы он не думал о мести, а видел в вашей супружеской паре источник удовольствия.
- Великий из меня революционер, если я буду стоять на коленях перед своим врагом…
- Если честно, Александр, то повелитель-то из вас никакой, и главное, роль вождя не принесет вам удовольствия. Представьте, что не вы стоите на коленях перед Аланом, а он перед вами, вот и пшик всем вашим семейным фантазиям.
- Да, вы правы, - я тяжело вздохнул, потому что дальше тянуть некуда, надо было принимать решение, - Я согласен действовать по вашему плану, наверное, это лучший вариант.
- Ок, тогда перейду к деталям второго извинения. Ваша жена должна прийти вместе с вами к Алану в белом свадебном платье, белых туфельках, белых чулках и белых кружевных трусиках.
- Зачем? Свадьбу мы давно отыграли…
- Во-первых, это красиво и торжественно, а этот день станет особенным, поворотным в жизни вашей семьи. Это не очередная тематическая сессия, это важно. Нужно, чтобы все это осознавали, и Яна в первую очередь. Во-вторых, белый цвет символизирует капитуляцию, вы сдаетесь более сильному самцу и отдаете ему свою женщину.
- Это Алан придумал?
- Нет, это моя идея, но она ему очень понравилась. Он сказал, что накроет праздничный стол, чтобы отметить победу.
- А Яна в курсе про свадебное платье?
- Нет, это уже ваша задача уговорить жену быть в таком наряде, в котором хочет видеть ее любовник.
- Не упрощаете вы мне задачу…
- Уверена, с женой вы справитесь. Главное, чтобы у вас сложилось с Аланом, чтобы вы в последний момент не дали задний ход. Запомните, если провалите первые два шага, то больше я к этой теме не вернусь. И кстати, не забудьте оплатить следующие консультации для Алана и Яны.

4

Глава 5
Оставшийся день я не мог думать ни о чем, кроме пяти извинений. Что я чувствовал, сложно передать словами. Ощущения такие, что на тебя идет огромная волна, сметая все на своем пути. А ты стоишь и смотришь на нее, как завороженный, не в силах сдвинуться с места. Волна страха, волна похоти, волна возбуждения накрыла меня с головой.
Вечером, еле сдерживая возбуждение, я пересказывал Яне разговор с Екатериной Сергеевной. Она с интересом и волнением слушала, переспрашивала:
- Дорогой, ты же правда на меня не сердишься, что я тайно вела переписку с Аланом?
- Совсем не сержусь, наоборот, - я думал, что моя ширинка сейчас лопнет от напряжения, - Я восхищаюсь тобой.
- А за то, что я сохранила фотографию его хуя?
- Правильно, что ты ее сохранила. Мне нравится, что ты о нем думаешь, что смотришь на него, когда ласкаешь себя. И если бы ты сохранила переписку, я бы тоже не сердился, мне так интересно ее прочитать, если честно…
- Правда? Но там были оскорбления Алана в твой адрес, ты разве не разозлился бы?
- Не злость, другое чувство. Наверное, испытал бы сильное волнение.
- Милый, вижу тебя это возбуждает, - Яна хищно улыбнулась. – Знаешь, Екатерина Сергеевна сказала, что я не должна скрывать от тебя измен, чувств к другим мужчинам, которые мне нравятся, даже если они тебе не приятны, даже если ты их считаешь личными врагами. Потому что именно такой тип женщин тебе нравится, что за это ты будешь любить меня еще сильнее. Это правда?
- Да, она видит меня насквозь…
Кошачьей походкой Яна подошла ко мне и устроилась на моих коленях:
- О, да там у тебя так твердо. Мой бедненький, так перевозбудился, - я чувствовал движение ее попы на своем члене и боялся кончить тут же, - Знаешь, когда ты мне раньше говорил, что мечтаешь, чтобы я была настоящей шлюхой, чтобы думала не мозгами, а пиздой, то я до конца не понимала, о чем ты. Потому что ничего такого не чувствовала. Играла, но не чувствовала. А сейчас я начинаю понимать, что это такое, чувствую. Думаю пиздой, и это так сладко, - она достала свой смартфон и показала мне фотографию члена Алана, - Ну посмотри, какой он большой, как напряжены его вены, какой он твердый, какой мощный… Разве можно его не хотеть… Скажи, он нравится тебе? – и она медленно провела языком по экрану смартфона.
Это было выше моих сил: я приподнял попу жены, распахнул подол своего халата и вставил член в ее мокрую киску. Яна была сверху и медленно двигалась вверх-вниз, вправо-влево, вверх-вниз, вправо-влево… Она опять лизнула смартфон и зашептала:
- Ты же видишь, как мне нравится его хуй?
- Да, вижу…
- А тебе он нравится?
- Да…
- Ты бы хотел, чтобы он вошел в меня?
- Да, очень…
- В мой рот?
- Да…
- В киску?
- Да…
- В попу?
- Да…
- Как ты думаешь, что он захочет сделать со мной?
- Я знаю, чего он хочет, когда мы придем к нему…
- Знаешь, а почему не говоришь? – Яна задвигалась чаще, ее дыхание усилилось, - Что он хочет, скажи…
- Чтобы ты была в определенной одежде…
- В какой?... Скажи, в какой одежде?... – жена протянула руку к своему клитору и стала себя ласкать.
- В белых туфлях на шпильке…
- И все?... Голой в одних туфлях?... – Яну искрило от возбуждения, а я аж задохнулся от осознания ее слов – моя жена была готова идти к Алану голой в одних лишь туфельках?!
- Нет, еще в белых чулках…
- Да, на поясе… Куплю новый… Видела красивый в магазине…
- Белых трусиках…
- Да… Кружевных …
- И в белом… свадебном платье…
Яна аж задохнулась. Я подумал, что у нее оргазм, но она вновь задвигалась:
- В свадебном платье?...
- Да, тебе не нравится?
- Мне очень нравится… Как будто я его невеста… Как будто ушла от тебя к нему, понимаешь?...
- Да, понимаю, как будто ты ушла от меня…
- Да!...
Как сумасшедшие мы вцепились друг в друга и бились в конвульсиях оргазма.

Прошло часа два. Я завис в фейсбуке, когда Яна подошла ко мне со смартфоном. Теперь с его экрана на меня смотрели различные фасоны свадебных платьев:
- Милый, я тут навыбирала лучшие варианты, как ты думаешь, какое из платьев больше понравится Алану?
То есть, все это время после нашего секса жена думала о наряде для Алана, и сейчас мне демонстрировала свою подборку, как будто речь шла о чем-то вполне невинном и естественном, как о подготовке к воскресному пикнику. Причем, делала это с большим энтузиазмом:
- Вот это – красивые, но традиционные модели, мне показалось скучновато. А эти – уже более эротические, видишь коротенькое спереди, даже трусики видно, а сзади длинный шлейф. Или вот это классическое на вид, на самом деле там высокий разрез, сделала шаг и ножки до трусиков оголяются. Это спереди закрытое, а сзади большой вырез до попы. Это по форме классическое, но полупрозрачное, все видно – и бюстгалтер, и трусики…
Яна щебетала, а у меня от происходящего сносило крышу: я думал, что мне придется уговаривать жену, а она как будто только ждала команды от Алана, чтобы выполнить ее как можно быстрее и качественнее. Может, она и вправду в него влюбилась? Может, надо остановиться, пока не поздно? С другой стороны, как остановиться? Запретить жене? Поставить жесткие условия – или он, или я? И что я получу в таком случае? Либо Яна тайно к нему побежит и тогда негативный сценарий Екатерины Сергеевны может превратится в адскую реальность. Либо выполнит мою волю, но тогда никаких фантазий об Алане. А кем его заменить? И разве так просто заменить, чтобы глаза у жены горели, чтобы она текла только от одного вида его хуя и чтобы меня ото всего этого переколбашивало? И главное, хочу ли я заменить? Нет, не хочу. Страшно, но не хочу. И мой мозг еще не осознал, когда губы произнесли:
- Яна, а может ты спросишь у Алана, какое платье ему нравится?
Она хитро улыбнулась:
- Хочешь, чтобы я узнала у Алана, в каком платье мне к нему идти?
- Да, - я опустился на колени и стал целовать ее ножки.
- Хочешь, чтобы я ему написала в ватсап или позвонила?
- А как ты раньше с ним общалась?
- По переписке в ватсап, но он каждый раз хотел поговорить. Просто я отказывала. А если в этот раз опять попросит?
- Поговори с ним, - я медленно приближался языком к ее киске и с жадностью облизал ее горячие нижние губы, которые истекали соками – Яна тоже была очень возбуждена.
- Хорошо. А если он будет расспрашивать о тебе, то мне ему отвечать? Признаваться, что ты лижешь у меня, пока я с ним разговариваю?
- Да, говори, как есть…
- А если он будет тебя оскорблять, мне бросить трубку или продолжать разговаривать? – Яна начала тихо постанывать от моих ласк.
- Продолжать…
- Ты не возражаешь, если я ему напишу, что соскучилась по нему?
От похоти у меня взрывался мозг:
- Хорошо, напиши…
- Ладно, и поставлю сердечки. Как думаешь, Алану будет приятно, если я ему пошлю смайлики с поцелуями и сердечками?
- Думаю, будет приятно… Я люблю тебя…
Через несколько минут у Яны раздался телефонный звонок:
- Да, Алан, я тоже по тебе очень соскучилась… И мне тебя не хватает… Да, он у тебя такой большой, даже не знаю, поместиться ли во мне)) Он такой толстый и красивый, что я сохранила его на телефоне) Саша? Да, он видел фото, я сама ему показала) Сказал, что намного больше, чем у него))) Слышит ли он наш разговор? Да, он рядом. У меня между ножек, лижет, пока я с тобой болтаю)) Включить на громкую связь? Хорошо.
Из смартфона донесся голос Алана:
- Эй, пиздолиз, слышишь меня?
- Да, слышу Алан.
- Это правильно, что ты жену языком для меня готовишь. Если Яна пожалуется, что ты плохо ее лижешь, то я тебя сосать научу, понял меня?
- Понял…
- Не слышу, говори громче!
- Понял!
- Что ты понял, Жижа, повтори!
Опять эта оскорбительная кличка из детства, да еще и эти угрозы про «сосать» прямо при моей жене. Я понимал, что Алан специально хочет меня унизить, унизить при жене, продемонстрировать ей свою силу и мою слабость. Но я был так возбужден, что мне не хотелось оказывать ему сопротивление, наоборот, желал, чтобы это продолжалось как можно дольше, и я послушно ответил:
- Что если Яна тебе пожалуется, что я у нее плохо лижу, то ты меня научишь сосать! –чтобы меня было лучше слышно, я поднял голову из-под подола и увидел, что Яна как ни в чем ни бывало со сладкой улыбкой слушает наш разговор, как будто ей кажется вполне естественным и даже забавным, что со мной так грубо разговаривает другой мужчина. Хотя что говорить о жене, если я сам ничего не предпринимал, чтобы пресечь наглое поведение Алана, словно, мазохист я наслаждался его грубостью, подчинялся, глотал его оскорбления, как сладкий мед.
- Правильно, в рот тебя выебу, если будешь тупить. Короче, платье ей купишь, какое я выберу, и остальное белье, чтобы все было новое, красивое, чтобы Яне нравилось, понял?!
- Понял!
- Ладно, молодец на первый раз. Продолжай лизать, пока Яна хочет. Выключайте громкую.
Я опять ласкал жену языком, пока она как ни в чем ни бывало продолжала болтать и шутить с Аланом. Она так непринужденно обсуждала меня по телефону, как будто меня не было рядом, как будто я ничего этого не слышу, как будто я пустое место:
- Не переживай, Алан, он лижет) Нет, все хорошо, он старается, мне приятно) Он вообще любит лизать)) Пиздолиз?) Ну да, хорошее для него прозвище, подходящее)))
Вы даже не представляете, как жена восхищала меня своим поведением в этот момент, этой демонстративной бесстыжестью, игнорированием меня. Я лизал ее с такой жадностью, с таким упоением, с такой благодарностью... И когда она завершила разговор, я просто набросился на нее:
- Я тебя так люблю… Я тебя так хочу… - вошел в ее лоно изнывающим от желания членом, - Ты самая лучшая…
- Тебе понравилось, милый?...
- Да… Я хочу услышать от тебя, как он меня обзывал…
- Пиздолиз, ты же слышал…
- Да, я пиздолиз, слышал… А как еще?...
- Не обидишься?...
- Скажи, прошу тебя…
- Жижей…
- Повтори, прошу, - это болезненное оскорбление почему-то сейчас было таким желанным для меня, особенно из уст любимой женщины, и я хотел его слышать от Яны еще и еще.
- Жижа… Ты Жижа!...
- Да…
- Тебя так обзывает Алан. Хочешь и я буду называть тебя Жижей?...
- Да, хочу…
- Жижа, ты не мужик, а Жижа… Жижа, жалкая Жижа…
Секунды позора, и я кончил. Паника. Вдруг жена засмеется надо мной, вдруг я стану ей противен, вдруг она и правда будет называть меня… Жижей?! Но Яна нежно погладила меня по голове и ласково промурлыкала:
- Милый, я в душ.

3

Глава 6
Все последующие дни Яна проводила в солярии, салонах красоты. Меня возбуждало, что моя жена так тщательно готовится к свиданию с другим мужчиной, как она хочет ему понравится, как для нее это важно. Еще сильнее возбуждало, что она от меня этого и не скрывала, советовалась, что ему больше понравится. И как изюминка на торте для моей похоти, что она готовилась к свиданию не просто с любовником, а с моим врагом, который меня унижает. Более того, я всячески поддерживал ее приготовления, не только материально, но и морально. И даже с готовностью принял ее отказ в сексе:
- Подожди, милый, не сейчас. Я хочу как следует нагулять аппетит перед встречей, быть голодной. Потерпи немножечко или подрочи на меня, хочешь?
Дерзость жены меня потрясла и восхитила, я дрочил, глядя как она примеривает платье для другого мужчины. Она посматривала в мою сторону насмешливым взглядом. Это было невероятно унизительно и безумно возбуждало. Я кончил на пол.
- Вот и умничка, дорогой. Подотри за собой, хорошо? - промурлыкала Яна.

Настала суббота, день визита к Алану. Я любовался женой: профессиональный макияж, маникюр, педикюр, прическа. Она была великолепна в полупрозрачном свадебном платье до пят. Чулки на поясе, туфельки на шпильках. Белое белье контрастировало с ее загаром, сквозь платье было видно каждую деталь кружев, а если присмотреться, то сквозь кружева виднелись розовые соски и нижние губки.
Я тоже надел торжественный костюм, чтобы, если вдруг по пути встретятся знакомые, можно было объяснить свадебный наряд жены тем, что мы решили провести фотосессию.
Мы ехали к Алану, напряжение от предстоящего свидания витало в воздухе, я видел, что и Яна очень волнуется. И вот знакомая многоэтажка, подъезд (консьерж с удивлением посмотрел на наряд жены), этаж, квартира. Я чувствовал, что меня познабливает от урагана переживаний:
- Ну что, звоню?
- Звони, - полушепотом ответила Яна.
Дверь открыл Алан, пропустил нас внутрь:
- О, Яночка, ты просто богиня! – он галантно поцеловал ее руку.
Я протянул ему руку, но он нарочито уклонился от моего приветствия и повел Яну в гостиную.
Я шел за ними следом. Алан осыпал Яну весьма откровенными комплиментами, она одобрительно хихикала. Вошли в комнату, и я застыл в немой сцене – за щедро сервированным столом с бокалом виски в руке сидел Борис, давний товарищ Алана. Мы с ним несколько раз выпивали, пересекались у Алана на дне рождении. И с Яной они были знакомы. Но что он делает здесь и сейчас?!
- Смотри, какая фея прилетела ко мне на огонек, - видно, что Алан испытывал гордость, хвастаясь моей женой перед своим другом.
- Яна, ты всегда была красоткой, но сегодня ты круче всех моделей в мире! – Борис послал моей жене воздушный поцелуй, - Просто, бомба!
- Не просто бомба, - Алан выдержал паузу, - А секс-бомба! – и они втроем рассмеялись.
Я не выдержал:
- Алан, что здесь происходит?
Он приобнял мою жену за попу, она улыбалась как ни в чем не бывало:
- Жижа, не тупи, - опять эта унизительная кличка, да еще и при Борисе, - Это ж ты ко мне пришел, забыл для чего?
- Я-то помню, но зачем здесь Борис?
- Он мой друг, я его пригласил на торжественный ужин, поэтому он тут, - ироничные интонации Алана заставили Яну улыбаться еще сильнее.
- Но зачем? У нас же с тобой, - я сделал паузу, пытаясь подобрать правильные слова, - Деликатный разговор. Без посторонних.
- Борис не посторонний, а мой друг. Жижа, понимаешь разницу? И у него сегодня важная миссия – он будет свидетелем на мероприятии с участием одной прекрасной невесты, которую ты тоже знаешь, - он подмигнул моей жене и хлопнул ее по попе, Яна в ответ захихикала.
- Каким свидетелем, о чем ты?
- Нашим свидетелем, Жижа. Будет протоколировать, чтобы было подтверждение, что все происходит добровольно, с согласия всех сторон. Снимет происходящее на смартфон для истории, что все было чинно и по-джентльменски, без всякого насилия.
Моя жена так непринужденно улыбалась, как будто все происходящее было абсолютно нормальным. Я посмотрел ей в глаза:
- Яна, у тебя все нормально?
- Да, а что?
- Они же хотят все это снять на телефон, понимаешь?
- А что такого? Ты же все решил, не будешь же ты менять свое решение. А Алану так будет спокойней. Но видео только для него, он обещал никому не показывать.
- Обещал? То есть ты знала, что здесь будет Борис и ничего мне об этом не сказала?!
- Думала, что для тебя это будет приятным сюрпризом, не хотела портить момент. Не знала, что ты можешь из-за этого расстроиться. Сам же говорил, что тебе нравятся мои шалости. Была уверена, что и эта тебя порадует. Ну не обижайся, милый, все же хорошо.
Алан скопировал интонации моей жены:
- Тю-тю-тю, сю-сю-сю. Жижа, в отличие от твоей жены, я не собираюсь тебя уговаривать. Ты ко мне пришел зачем-то, так делай, но на моих условиях. Не готов – вали отсюда, а мы с Яной повеселимся, правда, детка? – он чмокнул ее в шею, она опять захихикала.
Хотел ли я уйти? И да, и нет. С одной стороны, все шло не как я себе представлял, к тому же был свидетель моего предстоящего позора, а мне и так было не просто. И Яна скрыла от меня этот факт. С другой, как долго я сам мечтал, чтобы Яна мне изменила без моего согласия, чтобы увидеть ее в роли шлюхи. И последние дни я сам провоцировал ее на предательство, на измену с моим недругом. И если я уйду, то, во-первых, нарушу условие Екатерины Сергеевны. Во-вторых, я был совсем не уверен, что Яна уйдет вместе со мной, точнее, был уверен, что останется. И как меня предупреждала Екатерина Сергеевна, в итоге я мог вообще потерять жену. И было еще в-третьих: это такое стыдное, запретное желание увидеть, как Яна на моих глазах отдастся Алану. И возможно, Борис это снимет на камеру, что меня и смущало, и возбуждало одновременно. И если я уйду, то ничего этого не увижу. И я сделал свой выбор:
- Ладно, все нормально, я остаюсь.
- Тогда включай камеру, Борис, записывай. Давай, Жижа, жги! – Алан держал мою жену за попу, они оба выжидательно смотрели на меня и улыбались.
- Ну, я не знаю с чего начать…
- С денег, давай закроем этот вопрос, чтобы больше к нему не возвращаться.
- Хорошо, вот расписка, - я протянул Алану лист бумаги, но он не стал его брать.
- Так не пойдет, скажи на камеру, что ты не имеешь ко мне никаких финансовых претензий, о чем находясь в трезвом уме и светлой памяти добровольно без всяких принуждений свидетельствуешь в своей расписке.
Я сделал так, как он сказал.
- Ладно, так уж и быть, Жижа, принимается, - Алан взял у меня расписку, - Но я на тебя очень, очень сильно сержусь. Посмотрим, как ты будешь заглаживать свою вину, - в его насмешливом взгляде читалось торжество победителя.
- Я был не прав, прости…
- Нет, Жижа, на колени, - перебил меня улыбающийся Алан, - На коленях проси прощения, иначе не приму.
Я посмотрел на жену, она тоже улыбалась, в ее глазах я не увидел жалости или смущения, только любопытство, ожидание моей реакции на происходящее. Такое ощущение, что она сейчас тоже достанет смартфон, чтобы запечатлеть мое унижение, чтобы развлечься. Она опять меня предавала. Да, я сам этого от нее хотел, и она это знала, но видеть это наяву было так больно… И так сладко… У меня голова шла кругом, казалось, я находился в предобморочном состоянии. Как же это непросто, встать на колени перед другим мужчиной, да еще когда на тебя смотрят его друг и твоя жена… Когда понимаешь, что если сделать это, то назад уже не вернешь – все увидят признание твоего полного поражения, твоей слабости, твоей готовности унизиться перед более сильным соперником, подчиниться его воле… Для него я жалкая Жижа, чмо, а моя жена в его объятиях, но я даже не сопротивляюсь. Какой позор… Но при этом от возбуждения меня бил озноб. Стыдливо опустив глаза, я встал перед Аланом на колени:
- Я перед тобой виноват, прости меня, пожалуйста…
- Что ты там шепчешь, Жижа? Ничего не слышно, ползи ко мне ближе!
Дополнительное унижение – на четвереньках вплотную подползти к ногам Алана и моей жены. Я услышал, что Яна хихикнула, наблюдая за моими неловкими движениями.
- Я виноват перед тобой, прости, пожалуйста…
- Не в пол, на меня смотри, когда говоришь.
Я поднял глаза, посмотрел на него, на жену, которая, казалось, еле сдерживалась от смеха. Видимо, стоя на коленях с трагическим лицом, я выглядел комично:
- Прости, пожалуйста, я очень перед тобой виноват, - и они втроем расхохотались.
Успокоившись от смеха, Алан ответил мне:
- Ладно, принимаю твое первое извинение. Переходим ко второму.
Я попытался было подняться с колен, но Алан мощной ручищей надавил на мою макушку и вернул меня в нижнее положение:
- Жижа, не вставай. На коленях тебе лучше, ты сразу такой убедительный мужик, - и они опять прыснули от смеха. – Итак, что ты хотел мне сказать?
- Алан, я хочу предложить тебе… - слова застревали в горле.
- И что же ты хочешь мне предложить?
- Стать любовником моей жены, - я так волновался, что говорил полушепотом.
- Громче говори, я ничего не слышу.
- Я прошу тебя… стать любовником моей жены.
- Ты просишь меня стать любовником Яны? Так меня не надо просить об этом, мне всегда нравилась твоя жена. Давно ее хотел и сейчас хочу. Как можно не хотеть такую сладкую киску? Ты ее попроси, вдруг она не захочет быть моей любовницей, - и с усмешкой шлепнул Яну по попе.
Он играл со мной, издевался. Но мне ничего не оставалось, как принять его правила, и я обратился к жене:
- Яна, пожалуйста, стань любовницей Алана.
Мне показалось, что Яна уже готова была согласиться, но Алан ее перебил:
- Нет, Жижа, как Станиславский тебе говорю – не верю! Ты не стараешься. Давай, больше драматизма, уговаривай жену изо-всех сил.
Больше драматизма? Хочет еще сильнее меня унизить перед женой? Ну что ж, ладно. Я наклонился к ее белоснежным туфлям и стал их целовать:
- Яночка (чмок-чмок), любимая моя (чмок-чмок), я тебя умоляю (чмок-чмок), измени мне с Аланом (чмок-чмок), отдайся ему (чмок-чмок), будь его любовницей (чмок-чмок)…
- Хорошо, милый, - промурлыкала Яна, - Я сделаю, как ты просишь. Я буду изменять тебе с Аланом, стану его любовницей.
- Браво, Жижа, - Алан насмешливо зааплодировал, - Вот можешь же, когда захочешь. Прямо Сергей Безруков, чуть слезу не пустил. А теперь последний штрих – ты, как заботливый муж, должен подготовить Яну к свиданию со мной. Понимаешь, о чем я?
Мне пришла в голову только одна идея:
- Ты хочешь, чтобы я сделал ей куннилингус?
- Ну Жижа, не забегай вперед. Понимаю, что ты известный пиздолиз и думаешь только об этом, но потерпи, куннилингус будешь делать после нашего свидания. А сейчас тебе нужно снять с жены лишнюю деталь, которая ей точно будет не нужна на нашем свидании. Ну же, Федор Двинятин, будет ответ на вопрос?
Я сглотнул:
- Трусики?...
- Бинго! Ты гений, Жижа! А теперь сними их с жены.
Дрожащими от волнения и возбуждения руками я забрался под подол свадебного платья и медленно стянул трусики с жены. Сияющая улыбкой Яна перешагнула через них, когда они коснулись пола. Я почувствовал, что трусики мокрые, моя жена была возбуждена. Я протянул их Алану, но он ответил:
- Это тебе, Жижа, подарок, чтобы тебе было на что подрочить, пока мы с Яной будем заниматься любовью. А что бы твоей жене было не просто хорошо, а очень хорошо, ты должен как следует попросить того, кто будет ей доставлять удовольствие. Ты его уже видел его фотографию на смартфоне жены, он такой большой, напряженный, помнишь?
Теперь он хочет, чтобы я разговаривал с его хуем? Сколько еще унижений мне уготовано?
- Как мне его попросить?
- Говори прямо через ширинку, уверен, он тебя услышит, - все трое прыснули от смеха, затем Алан велел мне приблизить голову к его паху, мой рот был на уровне его ширинки.
Ну что ж, унижаться так унижаться, и я спросил:
- Как мне его называть?
- Уважаемый хуй, и на вы. Ты же его уважаешь?
- Уважаю… Уважаемый хуй, - сам не верил, что такое возможно, что буду говорить в его ширинку, - Я вас очень прошу, доставьте моей жене удовольствие…
- Все, харе, Жижа - они забились в истерике от смеха, - Больше не могу смеяться, хватит комедий на сегодня. Можешь идти домой.
- В смысле, домой? - в недоумении я поднялся с колен.
- Очень просто, домой. Ты свое дело сделал, два извинения приняты. За Яну спасибо, ей будет со мной хорошо, не волнуйся.
- Но я думал, что буду присутствовать?..
- Жижа, ты что-то попутал. Я тебя в гости не звал. Или ты думал, что мы с Яной тебе эротическое шоу устроим? Этот праздник не для тебя, ты тут лишний, вали отсюда.
Я посмотрел на свою жену, которая стояла без трусиков в почти прозрачном платье и беспечно улыбалась. У меня была последняя надежда на то, что она меня поддержит, попросит, чтобы остался, и будто цепляясь за соломинку спросил:
- Яна, мне уйти?..
- Ладно, милый, пока, хорошего вечера…- она промурлыкала, как ни в чем не бывало.
Все, надежды больше не было, и я побрел домой.

4

Глава 7
Суббота, воскресенье… Дома в одиночестве я метался, ждал от Яны звонка или хотя бы сообщения… Вспоминал подробности нашей встречи с Аланом, заново переживая унижения на глазах у жены и ее беспечную, да что там беспечную – блядскую улыбку. Да, Яна вела себя как предательница, как шлюха, позволяла себя лапать в моем присутствии. И главное, кому она это позволяла? Тому, кто оскорбляет ее мужа. И делала это не наигранно, а с удовольствием – ее мокрые трусики тому подтверждение.
Что мне было делать со всеми этими воспоминаниями? Думаете, я готовился к выяснению отношений со скандалом? Если честно, то да, возникала такая идея. Но она возникала только после того, когда я кончал. Стыдно признаться, но от всех этих переживаний я жутко возбуждался и дрочил. И лишь после оргазма приходили тревожные мысли, что я должен вмешаться, остановить Яну, высказать Алану все, что я о нем думаю, прекратить это все… Но спустя какое-то время те же самые переживания порождали у меня не праведный гнев, а похоть, и я чувствовал очередную эрекцию.
Яна вернулась ночью с воскресенья на понедельник. Она была помята, от нее пахло алкоголем, сексом и парфюмом Алана:
- Милый, я так устала… Дай мне поспать… Все потом, потом… - она рухнула на кровать прямо в свадебном платье и мгновенно уснула.
Дрожащими от возбуждения руками я забрался к ней под подол, медленно задрал его, открывая ее бедра, лобок… Я приблизился лицом к ее лону и явственно почувствовал запах спермы, а потом и увидел ее – семя Алана было повсюду, на каждом сантиметре тела моей жены: вот подсохшие потеки на ножках, на животике, а вот и ручеек из нижних губок… Стоп! Алан кончал прямо в Яну?! Моя жена никому из любовников не позволяла входить в себя без презерватива. Хотя я неоднократно просил ее это сделать с нашими проверенными партнерами, у которых со справкой о здоровье все было ок. Но она категорически возражала, и постоянно находила аргументы, почему с презервативом ей спокойнее. А Алану, значит, в первый же раз разрешила не только войти в себя без резинки, но и кончить в киску! Ахренеть! Я еле сдержался, чтобы тут же ни кончить от осознания произошедшего. И я с жадностью начал слизывать сперму с тела спящей жены. Меня невероятно возбуждала мысль, что Яна позволила Алану делать с собой все, что он захочет; что она ему отдалась без остатка, а на меня у нее не осталось сил. Все что мне уготовано, это языком очищать ее от спермы другого мужчины, оставляя на сладкое главное угощение – коктейль из соков жены и семени Алана, который ручейком сочился из ее киски. Я медленно вошел в нее языком, наслаждаясь вкусом и ароматом измены. Рука сама потянулась к перевозбужденному члену. Лизал и дрочил, лизал и дрочил… Какое же это наслаждение. Но длилось оно совсем не долго, я кончил прямо себе в трусы. А Яна продолжала крепко спать.
Утром я ушел на работу, жена еще не проснулась. Я весь день не находил себе места, мне хотелось скорее к Яне, чтобы поговорить с ней, чтобы узнать все подробности, чтобы почувствовать – не изменилось ли ко мне ее отношение. Думалось только об этом. Я писал Яне в телеграмм и ватсап, посылал ей сердечки, но она не отвечала. Ответ пришел после полудня: «Привет, только проснулась». И тишина. «Между нами все кончено или все хорошо?» - я не мог понять, и ее нейтральное сообщение не помогало с ответом на вопросы, которые заполнили всю мою голову. Я что-то опять ей писал, но Яна молчала, пауза затянулась.
Я сорвался с работы и помчался домой. Яну я застал обернутой в махровое полотенце, она лежала на диване и смотрела телевизор.
- Яна, что случилось? Я тебе звоню-пишу, ты не отвечаешь…
- А? – взгляд жены был рассеян, как будто она только что проснулась, - Телефон разрядился, выключился…
Ее айфон был подзарядке и находился на расстоянии вытянутой руки от своей владелицы.
- Он же у тебя на подзарядке, могла бы включить…
- Извини… Я так устала… Ничего не соображаю… Сейчас включу…
Мои недавние унижения, тревоги и переживания, ночное возвращение жены, ее тело, пропитанное чужой спермой и то, как сейчас выглядела Яна – как заебанная, ничего не соображающая шлюха – все это объединилось в моей голове и превратилось в шквал похоти. Но и липкий страх за наши отношения меня не отпускал. Я опустился перед женой на колени и дрожащим от волнения голосом спросил:
- Яна, у нас все хорошо?..
- Да, милый… Просто забыла включить телефон…
- Я сейчас не про это…
- А про что?
- Ну, что я стоял на коленях перед Аланом…
- А, это было забавно… - Яна слабо улыбнулась, - И это возбуждало…
- Тебя возбуждает, когда меня унижают?..
- Меня возбуждает, как это делает Алан… Он такой сильный, уверенный… И тебя это возбуждает, я видела, как у тебя встал…
- И тебе не было меня жалко?..
- Жалко?.. Может, в самом начале… Но Екатерина Сергеевна предупредила меня, что я не должна поддаваться жалости, тогда всем будет хорошо… И когда я увидела, что у тебя стояк, поняла, что она была права… И если честно…
- Что честно?
- Ты не обидишься?..
- Нет, хочу знать правду.
- Мне и не хотелось останавливать Алана… Это так странно, я просто растворилась в его объятиях, в его силе, в его власти… Он как будто и есть власть, хотелось ему подчиниться, отдаться… Это меня так возбудило… И тебя это тоже возбудило…
Глупо было отпираться:
- Да, меня это сильно возбудило… Любимая, я тебя так хочу, - я полез к Яне с объятиями, но она меня остановила.
- Тише-тише, сладкий. Моя девочка сильно устала. Ты подрочи себя, а я тебе все расскажу, хорошо?
Она даже не предложила мне сделать минет или хотя бы самой меня помастурбировать. Очередное унижение, но я возбудился еще сильнее:
- Хорошо, любимая, - я лег на спину рядом с женой и достал свой член, - Скажи, а Борис снимал, как вы занимались сексом?
- Нет. Мы выпили, посидели втроем, потом Алан сказал ему «все, братан, на сегодня кина больше не будет, так что пока!», взял меня на руки, занес в спальню, стал целовать, трахать…
- Ты позволила ему трахать себя без презерватива?
- Он меня не спрашивал… Делал со мной, что хотел… Я не сопротивлялась, потому что не могла, да и не хотела… Все было как во сне…
- Он кончил в тебя?
- Да, и не один раз… Он кончал мне в рот, в киску, в попку, потом опять в рот и опять в киску… Мне кажется, мы все время трахались, я сбилась со счета…
- Вы занимались анальным сексом? Тебе же не нравится в попу…
- Я же говорю, он не спрашивал… И меня возбуждало, что он вот так со мной бесцеремонно … Он поставил меня раком, смазал попу гелем и воткнул сначала палец… Потом второй… Третий…Четвертый… Затем вытащил пальцы и вставил хуй… Сначала было немного больно, но он входил медленно, постепенно, туда-сюда… Я расслабилась и мне стало приятно… Он почувствовал это и стал трахать быстрее, жестче, грубее, пока ни кончил… Через какое-то время попка стала ныть, такая странная боль, сладкая… И мне почему-то захотелось еще… Я сама попросила Алана, чтобы он вошел в попку еще… Тогда он взял пустую бутылку из-под шампанского, вставил ее в меня горлышком и стал им меня трахать, заталкивая бутылку в попу все глубже и глубже… Я с ужасом думала, что он меня порвет, но не сопротивлялась, мне даже захотелось, чтобы он был еще решительнее… И чтобы показать, как меня это возбуждает, я сама потянулась к его хую и стала жадно сосать… Он такой большой… Так приятно, когда сосешь такой огромный… Хотелось полностью запихать его в рот, но он не помещался…
У меня в голове не укладывалось, как это моя жена, которая всегда говорила, что анальный секс – это лишь боль и ничего приятного, а тут сама напрашивалась, чтобы ей бутылкой раздолбили попку. С другой стороны, ее прежнее мнение было адресовано мне, а для Алана, видимо, у нее совершенно другие правила. Или даже отсутствие правил. Думая об этом, я произнес:
- Мне приятно знать, что ты открыла для себя анальный секс…
- Благодари за это Алана, - Яна улыбнулась, - Я не уверена, что сильно полюблю анал, тут другое… Мне почему-то хотелось, чтобы Алан делал со мной что-то запрещенное… Что другим нельзя, а можно только ему… Мне кажется, я сама его провоцировала… Или он угадывал мои желания и без спросу выполнял их …
- То есть, ты хочешь сказать, что Алану ты позволишь трахать тебя в попу, а мне нет?
- Да, любимый, пока так, прости… Ты же меня понимаешь, правда?..
Понимал ли я, что моя жена разрешает другому мужчине делать с собой то, в чем мне отказывала и собирается отказывать в будущем? Ну это примерно то же самое, что с любовником она трахалась два дня, а мне предложила подрочить самому себе. Но я же согласился и возбужденно мастурбировал, жадно слушая рассказ жены. Поэтому и последний ее вопрос вызвал у меня не гнев, а новую волну похоти:
- Конечно я тебя понимаю, родная… Ты все правильно делаешь… Это можно только Алану… Мне не позволяй, даже если буду очень просить…
- Хорошо, милый, сделаю как ты хочешь… Не волнуйся, я не разрешу тебе даже если ты будешь умолять… Только Алану можно…
И на этих словах я кончил, забрызгав себя спермой. Яна усмехнулась, глядя на меня:
- Я знала, что тебе это понравится, любимый…

3

Глава 8
В конце недели я пришел на прием к Екатерине Сергеевне и поделился с ней своими сомнениями:
- Понимаете, Яна каждый день вечером уезжает к Алану, возвращается под утро затраханой до изнеможения, сразу засыпает. После работы я бегу к ней, чтобы заняться сексом, но у нее все время нет на меня сил, и я мастурбирую, слушая ее пересказы о бессонных ночах. Мне кажется, она от меня удаляется, разве не так?
- Пока все идет так, как я и планировала. Яна не удаляется от вас, а становится все ближе и ближе своему любовнику. Она вас не игнорирует, честно отвечает на все ваши вопросы. А вы в это время, что делаете?
- Ну, мастурбирую…
- Правильно. Вы демонстрируете ей, как вам нравится происходящее, как вас это возбуждает. И вы все верно делаете: Яна видит, что не только ей хорошо, но и вам, поэтому она расслаблена и замыкаться в себе, скрывать что-то от вас у нее нет никакого смысла.
- Но у нас не было с ней полноценного секса целую неделю…
- А что такое «полноценный секс»? Вагинальный? Оральный? Анальный? Кто сказал, что мастурбировать, вживую слушая рассказы жены – это не полноценный секс? Скажем так, в тематике cuckold даже мастурбация мужа в одиночестве, пока его жена гостит у любовника – это вполне себе норма. Как и невозможность ни секса, ни мастурбации, потому что член мужа может быть заперт на замок в поясе целомудрия, а ключи у загулявшей жены. А тут у вас сеансы ежедневных секс-отчетов жены. Да вы не благодарный, Александр, Яна вас балует. Вы же так мечтали, чтобы ваша жена полюбила ваш же фетиш – cuckold, чтобы сама стала инициатором измен. И теперь, когда она целиком включилась в процесс, вы начинаете жаловаться.
- Ну просто, я думал, что это будет происходить на моих глазах, что я тоже буду как-то участвовать…
- И вы как-то участвуете. Не в процессе соития Яны и Алана, но участвуете. Пока вы в пассивной роли слушателя, но для того, чтобы продвинуться, вам самому необходимо приложить усилия. И ни в коем случае не спешить. Вы как хотели: предложили Алану свою жену и тут же все произойдет как в порнороликах cuckold, которых сейчас пруд пруди и которые имеют весьма отдаленное отношение к реальности. Одни и те же порноактеры играют разных мужей и жен – это вымысел, Александр, сказка. Вы в сказку хотите? Тогда я вам не помощница, это за рамками моих компетенций. Сейчас вы не в киношке снимаетесь, а воплощаете ваши потаенные мечты в вашей же настоящей жизни. Соответственно, ваша жизнь меняется. Вы погружаетесь в тематический лайф стайл со всеми его приятными моментами и неприятными издержками. Одного без другого не бывает, бывает разный баланс в ту или иную сторону. Сейчас у вас такой баланс, какой он есть, а завтра он изменится. В какую сторону он качнется, зависит не только от ваших хотелок, а от желаний всех участников истории, ведь их жизни тоже меняются не понарошку, и их судьбы не менее важнее вашей.
- И что же, по-вашему, я должен делать?
- Полагаю, что вам точно не нужно спешить, двигаясь в сторону ваших сиюминутных желаний. Давайте пойдем от обратного, от ваших раздражителей, которые одновременно вас возбуждают. И чем сильнее такие раздражители, тем ярче возбуждение. Скажите, вас раздражает, что ваша жена активно занимается сексом с Аланом, а на вас у нее не остается сил?
- Да.
- Но, с другой стороны, осознание этого сильно вас возбуждает. И чем дольше она вас отвергает, тем сильнее раздражение, но и возбуждение. И если бы Яна, например, сегодня вечером не пошла к Алану, а осталась с вами, и покорно раздвинула перед вами ножки, то во время секса все равно ваши фантазии возвращались к тому, что ей так хорошо с Аланом, что на вас у нее не остается сил. Что она ему позволяет делать с собой то, что запрещено вам.
- Это действительно возбуждает.
- Все верно, раздражает и возбуждает, и хочется еще глубже и дальше. Но вы же понимаете, что ваше соитие с женой – это шаг назад. Все это у вас уже было и теоретически, такую форму отношений можно вернуть назад. Но зачем? Вам же сразу станет скучно. Я понимаю, вам страшно – как же так, моя жена спит с другим, а со мной нет? Вдруг я ее потеряю?
- Вы правы, у меня периодически возникают тревожные мысли…
- Да, вы вышли из зоны комфорта и появились тревоги, страхи… Но у этих раздражителей есть спутник – разбуженная похоть, вас же знобит от возбуждения. И вам нравятся эти ощущения. Но в то же время вас гложут сомнения – может быть вернуться в свою прежнюю норку, чтобы ничего плохого не случилось? Скажу вам откровенно, той норки уже нет, вы сами ее похоронили. Вы либо двигаетесь вперед, либо… Впрочем, все остальное «либо» мне не интересно. Как, кстати, и вам, если вы этого еще не поняли. Или поняли, но не приняли. Думаю, реинкарнация прежней зоны комфорта будет скучна и вам, и Яне.
- Значит, вы хотите, чтобы я предпринял что-то, что усилит мои тревоги?
- Не я хочу, а вы. Но ход мыслей верный.
- Например… Чтобы я попросил Яну отказывать мне в близости?
- Тепло, но не горячо – не достаточно унизительно для вас.
- Чтобы я уговорил Яну быть только с Аланом?
- Теплее.
Я задумался, но не потому, что не понимал в какой капкан ведут намеки Екатерины Сергеевны, конечно, понимал, но мне было страшно произнести вслух то, чего она от меня добивалась, потому что осознавал – это путь в безвозвратность. Но почему меня так тянуло в эту безвозвратность? Почему этот омут так меня манил, ведь не смогу из него выбраться, и Яну оттуда не вытащу… Очень страшно и очень хочется. Ступить в капкан или остановиться? Желание оказалось сильнее разума, и я дрожащим от возбуждения голосом произнес:
- Чтобы я попросил Алана стать главным мужчиной для Яны?
- Горячо! И после этого вам придется просить разрешения на секс с Яной у Алана. Как вы думаете, разрешит он вам или нет?
- Думаю, что просить разрешение на секс с женой у другого мужчины, это само по себе унизительно. Но Алан, наверное, захочет дополнительно поиздеваться надо мной…
- Так разрешит или нет? – Екатерина Сергеевна светилась хищнической улыбкой, глядя мне прямо в глаза, видя, что я, как загнанная в угол жертва уже понимает, что ее неминуемо ждет, но продолжает беспомощно метаться.
Я опустил глаза и представил, какими словами Алан может комментировать мои просьбы, какими словами будет оскорблять меня… И ведь это будет видеть и слышать Яна, как ее муж просит разрешения на секс с ней у другого мужчины – даже мысль об этом была настолько унизительной, что мой член разрывался от возбуждения:
- Поунижает меня и…
- И?
- Думаю, не разрешит…
- Бинго! А у вас, Александр, по этому поводу эрекция, знала, что вам понравится. Станьте наконец тем, кем вы на самом деле являетесь. Расслабьтесь уже наконец, отпустите ситуацию, признайте Алана лидером, вожаком. И ему признайтесь, что он главный и для вас, и для вашей жены, что вы хотите ему подчиняться. Вы с Яной сами жаждете заполнить свою внутреннюю пустоту сильным и дерзким Аланом, его большим членом. Теперь пришло время признаться в этом и самим себе, и Алану.

3

Глава 9
Ладно, допустим я слишком разоткровенничался с психотерапевтом, но у меня еще оставался шанс сохранить тему господства Алана только в своем воображении, не превращать фантазии в кошмарную реальность, не рассказывать об этом Яне, ведь ей это может понравится… Слишком велика вероятность, что жене это может захотеться, учитывая с каким удовольствием она отдается Алану. Зачем мне создавать ситуацию, из которой мне не выбраться, ведь Алану это настолько на руку, что он не позволит мне выкарабкаться. И Яне не позволит, да она скорее всего даже и не попытается, наоборот, будет на его стороне. Зачем мне провоцировать столь рискованное развитие событий? Нельзя этого делать, ни в коем случае нельзя!
С этими мыслями я вернулся домой. Яна лежала голой в постели, рассматривала что-то в смартфоне, поглаживая пальчиком клитор. Целуя жену в щеку, я заглянул в ее телефон, чтобы узнать, что же ее так возбудило. На экране на фоне члена Алана было ее лицо, забрызганное спермой: «А теперь оближи мой хуй, шлюшка», - это был голос Алана. Было очевидно, что он и снял на камеру мою жену, которая послушно облизывала головку его хуя, потом весь ствол, потом яйца… Яна даже и не пыталась скрыть от меня, что за видео она смотрит. Бесстыжая! Это было выше моих сил, и я, не раздеваясь, набросился на жену с поцелуями, расстегнул ширинку, вошел в нее, ощутив, насколько мокрая, горячая и непривыч
о просторная ее киска (подумалось: «как же он ее разъебал», и от этой мысли возбудился еще сильнее). Яна не сопротивлялась, послушно меня приняла, но и эмоций от моей страсти не продемонстрировала, даже и не пыталась это изобразить. Не выпуская из рук смартфон, она спокойным голосом задала вопрос:
- Тебя возбуждает, что я пересматриваю секс с Аланом?
- Да, очень … И что он обзывает тебя шлюшкой, а тебе как будто это нравится…
- Не как будто, милый, мне это правда нравится. И он называет меня не только шлюшкой, поверь…
- А как, как еще он тебя называет?...
- Сучкой, блядью, хуесоской…
- И тебя это не обижает?...
- Нет, совсем нет, - Яна улыбнулась, - Мне это нравится, мне хочется быть для него блядью, хуесоской… Я хочу слышать это от него еще и еще…
- Если тебе это нравится, то я могу тоже тебя так называть...
- Прости, но нет. От тебя это будет странно слышать, потому что не твое, не восприму всерьез, не поверю. Алану – да, верю, потому что он такой. Ему это можно, тебе нет.
- Вот и Екатерина Сергеевна говорит, что для меня нужно ввести запреты… - вот зачем я это сказал? Ведь решил же, что не нужно лезть в эту чреватую последствиями тему.
- Какие запреты? Ты об этом ничего не рассказывал, говори, - Яна оживилась и с неподдельным интересом смотрела мне прямо в глаза.
- Ну, что возможно, для меня нужны определенные ограничения…
- Не тяни, рассказывай, иначе я сама сейчас ей позвоню.
Все, вариантов соскочить с темы больше не было, жена все равно узнает о нашем разговоре. Лучше рассказать самому, но ведь можно это сделать в отрицательном контексте, вне секса, чтобы продемонстрировать Яне, насколько мне неприятны эти идеи. И это было вполне благоразумно, но… Но разум к этому моменту отступил, похоть одержала победу: мне невыносимо хотелось не только во всем признаться жене, но и зайти дальше – уговорить ее принять новые правила в наших отношениях.
- Екатерина Сергеевна считает, что у Алана должно быть больше прав, чем у меня. И я сам должен его об этом попросить…
- Попросить о чем? Говори же, - судя по участившемуся дыханию Яны ее терзало не только любопытство, но и возбуждение.
- Что я не вправе принимать самостоятельные решения, что должен просить у него разрешение…
- Разрешение на что? – Яна все активней и активней мастурбировала себя, - О чем ты должен его просить?
- Должен просить его разрешения… на секс с тобой…
- Ты каждый раз должен его спрашивать, можно ли тебе трахнуться со мной?..
- Да, каждый раз…
- И ты понимаешь, что тебе каждый раз придется просить у другого мужчины разрешения на секс с собственной женой? И что я могу быть очень-очень послушной ему и только ему, и если он тебе запретит, то так и будет… Ты понимаешь это?...
- Да, понимаю…
- И тебе это нравится? Ты действительно этого хочешь?...
- Да, если ты тоже этого хочешь…
- Сейчас я тебе покажу, как я этого хочу, как мне это нравится… Но для начала вытащи свой член, ведь ты не получил разрешения у Алана…
- Но ведь мы с ним еще про это не говорили, поэтому можно…
- Нет, нельзя, - одним движением Яна отодвинулась от меня, член оказался наружи, - А теперь смотри, как меня возбуждает, что ты, мой муж, как последний лузер не имеешь права трахать меня, пока Алан не разрешит… - она все интенсивней ласкала клитор, - Теперь он главный, теперь моя пизда принадлежит ему… Я буду его слушаться, буду очень послушной… Ты сам этого захотел, и ты это получишь, обещаю… - на слове «обещаю» Яна закатила глаза в судорогах оргазма.
Жена пребывала в послеоргазменной неге, а мой член разрывался от эрекции:
- Яна, я очень тебя хочу, - это было такое странное ощущение, с одной стороны, дикое желание трахнуть жену, с другой, еще большее желание, чтобы она не позволила мне это сделать, как бы я ее об этом ни упрашивал.
- Милый, ты же знаешь, что для этого нужно сделать. Тебя нужно просить об этом не меня, а Алана.
- А если я тебя об этом очень попрошу?...
- Сладкий, поговори с Аланом, если он разрешит, то пожалуйста.
- Но он же ничего еще не знает, а мы ему не скажем, а?...
- Перестань, дорогой, даже не проси, я не буду обманывать Алана, - твердый голос Яны дал понять, что она не шутит. – Но я тебе помогу, сама наберу Алана на громкую связь, а ты его попросишь. Хорошо?
- Прямо сейчас?... – мне было страшно, ведь я понимал, что этот разговор с Аланом для меня, как шаг в пропасть, обратного пути не будет.
- Чего ждать-то, ты же прямо сейчас меня хочешь, - соблазняюще промурлыкала Яна, - Тебе просто нужно признаться Алану, что теперь он главный, что от него зависит – раздвинет ноги твоя жена или нет.
- И ты на полном серьезе будешь выполнять его решения?...
- Конечно, это же будет так гармонично, что я занимаюсь сексом с Аланом, мне хорошо, и я подчиняюсь ему. Его хуй главнее твоего, его хочу…
- А мой хуй?...
- Не обижайся, милый, я тебя люблю, но его хуй главнее. Ему мне хочется подчиняться, я так чувствую. Ты же не хочешь, чтобы я обманывала тебя?
- Нет.
- Вот видишь, и я тебя не хочу обманывать. И Алана не хочу обманывать. Я буду честной с вами обоими. Но для меня он станет главнее тебя. Вспомни, мы оба с тобой так долго мечтали, чтобы появился кто-то сильный, доминирующий, которому я смогу искренне подчиниться и как это будет тебя возбуждать. И вот это происходит прямо сейчас, так чего же ты боишься? Наши мечты исполняются. К тому же это можно засчитать, как твое третье извинение Алану, и что-то мне подсказывает, что он его с удовольствием примет. Давай же, не робей. Я его набираю?
- Да… - комок стоял в горле, поэтому ответ получился неубедительным.
- Уверен? Точно?
- Да, звони.
Из трубки раздался голос Алана:
- Что, Писенька, соскучилась?
Писенька? Он называет мою жену Писенькой? Яна в ответ ему мило рассмеялась:
- Да, сладкий, Писенька по тебе скучает. Ты сейчас на громкой связи, рядом со мной Саша, он хочет тебе кое что интересное сообщить и кое о чем попросить.
- Включи тогда видеосвязь, хочу на него глянуть.
Яна перевела связь на видеорежим.
- Жижа, что там у тебя интересного, рассказывай.
- Алан, в качестве третьего извинения я бы хотел…
- Подожди, если извинение, то вставай на колени. Писенька, направь на него камеру, чтобы я видел.
Пришлось опуститься на колени перед Яной и Аланом в ее смартфоне.
- …В качестве третьего извинения я бы хотел тебе предложить стать главным мужчиной для Яны…
- Не понял, Жижа, ты предлагаешь мне жениться на ней?
- Нет, я думаю, что было бы правильным для развития нового формата наших отношений…
- Бля, Жижа, чо ты титьки мнешь, говори прямо, что ты предлагаешь?
Вот прям так ему все сразу и вывалить? Видимо, так и придется сделать:
- Чтобы я просил у тебя разрешения на секс с моей женой, чтобы ты решал – можно мне с ней трахаться или нет. Чтобы ты был главным…
Алан довольным голосом произнес:
- Хорошо придумал, молодец Жижа, извинение принимается. Хрен тебе теперь, а не секс с моей Писенькой, - и они с Яной рассмеялись.
- Но я бы как раз хотел попросить тебя… Яна отказала мне в сексе, пока ты не разрешишь…
- И правильно, Писенька, умничка. Никакого секса с этой Жижей!
- Алан, но я очень тебя прошу, можно мне хотя бы разочек с Яной…- почему же меня так возбуждала эта унизительная ситуация, что я, стоя на коленях, вынужден просить разрешения у другого мужчины на секс с собственной женой? Наверное, я совсем извращенец. Но и Яне с Аланом это тоже доставляло удовольствие, они этого и не скрывали. Значит они тоже извращенцы? Только я по одну сторону, а они по другую. Но при этом мы вместе, пазлы соединились, про это и говорила Екатерина Сергеевна.
- Что, Жижа, так сильно хочется мою Писеньку?
- Очень хочется…
- А она тебе не дает?
- Не дает…
- Так жалко тебя, Жижа, что сейчас расплачусь, - они с Яной прыснули от смеха.
Успокоившись, Алан продолжил:
- Ладно, Жижа, трахать ты Яну не будешь, забудь, даже не проси. Но кое что я могу тебе разрешить.
- Кунилингус? – спросил я с надеждой.
- Ишь размечтался, так сразу и куни. Ты известный пиздолиз, знаю, как тебе это нравится. Для тебя это как праздник, а его еще заслужить надо. Что ты готов сделать для меня ради того, чтобы я разрешил тебе полизать пизду?
- А что нужно?
- Ну давай поиграем в поцелуй за поцелуй. Ты готов поцеловать мой хуй ради поцелуя в пизду?
- Готов, - я ответил не раздумывая, потому что в данный момент мне самому хотелось быть максимально униженным. А что может быть унизительней, чем ситуация, когда более сильный мужчина опускает тебя на колени на глазах у твоей жены и заставляет сосать. И все это за разрешение сделать ей кунилингус!
- Жижа, ты точно прирожденный хуесос. Ладно, порадую тебя как-нибудь. А готов поцеловать мою жопу за разрешение?
- Готов, - ответил опять быстро, потому что это показалось мне еще более унизительным.
- Фу, Жижа! Какой же ты извращуга, просто, конченный! Ладно, Писенька, дай ему полизать, только видео не выключай, чтобы я видел, скажу ему, когда хватит.
Яна раздвинула ноги, и я припал губами к ее киске, как к источнику божественного нектара. Как же это было превосходно! Никогда еще вкус ее губок не был столь восхитительным, столь пьяняще ароматным и вкусным. Я никак не мог насытиться, но из трубки раздался голос Алана:
- Все, Жижа, хорошего помаленьку, отползай.
Но я не останавливался. Тогда Яна неожиданно твердой рукой решительно отодвинула мою голову и сомкнула ножки:
- Алан сказал хватит, дорогой, разве ты не слышал?
- Ладно, Жижа, сделаю еще один подарочек, разрешу тебе подрочить на ножку Писеньки, но при одном условии.
- Каком условии? – я находился в таком возбуждении, что был готов на что угодно.
- После того, как ты кончишь Писеньке на ножку, ты должен будешь слизать всю свою сперму и проглотить. Если ты попробуешь меня обмануть и не сожрешь свою сперму, то у тебя больше не будет никаких подарочков. Никогда. Ты понял меня?
- Понял.
- Согласен?
- Да.
- Хорошо. Жижа, встань на колени. Писенька, дай ему свою ножку, пусть подрочит на нее.
Яна смотрела, как я мастурбирую на протянутую мне ногу и с усмешкой улыбалась, направив на меня камеру своего смартфона, который выдавал комментарии наблюдавшего за моим позором Алана:
- Жижа, ты прям чемпион мира по дрочке. У тебя хуек не для ебли, а для дрочилова, вон смотри как на ножку возбудился. Как вообще твоя жена тебе все это время давала, ты ж мудак. Ты мудак?
- Да, я мудак… - от оскорблений Алана я возбуждался еще сильнее.
- Нет, ты даже не мудак, ты чмошник. Поэтому Писенька хочет ебаться со мной, а не с тобой. Она же чувствует, что ты чмошник, а с чмошниками не ебутся, их чморят. Поэтому ты просишь у меня разрешение на Яну, понимаешь же, что она слишком хороша для такого чмошника, как ты. И в благодарность за то, что я позволил тебе подрочить на Яну, ты отсосешь мне. Отсосешь при Писеньке, чтобы она видела, какое ты чмо. Понял меня?
- Да, понял…
- Ты же чмошник, сам мечтаешь мне отсосать, признайся.
- Да, я чмошник… - я находился в предоргазменном состоянии, - Мечтаю у тебя отсосать…
На слове «отсосать» я кончил.
- А теперь без рук, только языком очисть от спермы ножку, - продолжал командовать Аслан, - Чтобы все до капельки слизал и проглотил, чмошник!
Знаете, в возбужденном состоянии все перверсии даются гораздо проще, тебя это даже возбуждает. Но вот сразу после оргазма есть свою сперму совсем не хотелось. Я посмотрел на Яну, ища у нее поддержку, но она то ли не поняла моего настроя, то ли нарочно вопреки моему желанию, протянула мне свою ногу и ее перепачканные в сперме пальчики оказались у моих губ:
- Милый, будь хорошим мальчиком, открой свой ротик, - промурлыкала она.
Запах и вкус спермы в этот момент показались весьма противными. Но я повиновался, и Яна медленно ввела пальчики в мой рот и поступательными движениями задвигала ступней туда-сюда, вверх – вниз, вперед – назад…
- А теперь высунь свой язычок и оближи мне ножку, видишь, вот тут капелька спермы и вот тут. Будь умницей, приберись за собой, вот так…
Вы не поверите, но слушая мурлычащий голос жены вкупе с грубыми оскорблениями Алана, и при этом вылизывая сперму на яниных ножках, я вновь почувствовал прилив похоти. Постепенно-постепенно мне начинало это нравиться.
- Писенька, он очистил твои ножки?
- Да, но вот тут, на полу еще лужица его спермы, - в одурманенном взгляде Яны я не увидел ни грамма иронии или жестокости, она как будто опьянела от всего происходящего, как будто это ее возбуждало, - Милый, прибери за собой язычком…
- Чмошник, вылижи пол, чтоб блестел, как новый! – добавил жару Алан.
Ни в одной фантазии я не мог себе представить, что буду лизать пол, свою сперму. А сейчас старательно это делал, да еще при этом испытывал эрекцию и от унизительности ситуации, и от нового прозвища «чмошник», и от прикосновений Яны, которая своей ступней мягко прижимала мою голову к полу и приговаривала:
- Вон там еще капелька, слижи ее, молодец…
Я оторвался от пола и нежно поцеловал ножку жены:
- Я все сделал, пол чистый.
- Писенька, проверь, этот чмошник все вылизал?
- Да, Алан, он все сделал, как хороший мальчик.
- Хороший мальчик, в жопу ему пальчик! - загоготал Алан, - Чмошник, ты теперь еще и спермоглот! Писенька, вот скажи, нормальный мужик будет жрать сперму?
- Думаю, вряд ли. Тебя в такой роли я не могу представить. Но Саша особенный, он куколд, для него это гармонично.
- Я ебу, он сперму жрет, вот такая у нас гармония, - Алан опять рассмеялся.
- Да, и при этом, как говорит Ольга Бузова, мы счастливы! – Яна посмотрела на меня, - Ты же счастлив, дорогой?
Слишком много всякого разного было в голове, чтобы однозначно ответить на этот вопрос, но не время и не место, поэтому я просто сказал:
- Да, я счастлив.
- Бля, что нормальному мужику стыд и позор, то чмошнику кайф, - Алану было весело, - Ладно, Жижа, постараюсь подогнать тебе побольше кайфа, чтобы ты был совсем счастливый. Сегодня приеду к тебе, проведу ночь с Писенькой, а ты в соседней комнате будешь дрочить. Это же счастье для тебя?
- Да...
Когда Яна закончила разговор с Аланом и выключила мобильную связь, то с неподдельным интересом задала мне вопрос:
- Саша, скажи честно, я тебя не обидела? Все нормально?
- Нет, не обидела. Ты все правильно сделала.
- Это не игра, понимаешь? Я поймала себя на мысли, что не притворяюсь, а говорю и поступаю так, как чувствую, как хочется.
- Да, и ты великолепна.
- Правда?
- Правда в том, что я тебя люблю. И сегодня мое чувство только усилилось.
- Я тоже тебя люблю, но… но не хочу отступать от новых правил.
- И не надо, даже если я тебя буду об этом просить. Обожаю тебя!
- Люблю!

2

Глава 10
Алан пришел ближе к полуночи, он был сильно навеселе. Яна встретила его в прозрачном розовом пеньюаре без нижнего белья. Она ласково обняла ночного гостя и поцеловала:
- Приветики, любимый, я так по тебе соскучилась…
Любимый? Оказывается, моя жена так называет не только меня, но и другого мужчину. И делает это так без всякого стыда, прямо при мне.
- Привет, Писенька, - Алан похлопал Яну по попе, - А я принес вам подарочек, - он достал из сумки черный фалоимитатор, - Он будет моим заместителем, когда меня нет рядом с тобой, Писенька. Захочешь поебаться – бери его и ебись, а чмошнику я разрешаю помогать моему заму. Ну-ка Жижа, распахни свою пасть, - и вставил фалоимитатор в мой послушно открытый рот, - Вот видишь, и для тебя отличное развлечение: мой зам будет ебать Яну, а ты его будешь обсасывать. Нравится тебе такое, чмошник?
- Ааа, - я пытался сказать «ага», но с пенисом во рту вышел звук, похожий на стон, и Алан в обнимку с Яной рассмеялись.
- Так, пососал моего зама и хватит, - он вытащил фалоимитатор, - Теперь развяжи-ка мне шнурки, чмошник, не на пороге же мы будем ебаться. Да, Писенька?
- Да, любимый, - она чмокнула его в щеку и посмотрела на меня, - Саша, чего же ты ждешь? Разве ты не слышал, что тебе сказал Алан? Опустись на колени и развяжи шнурки нашему гостю.
Я чуть не лишился дара речи – моя жена сама требует от меня встать на колени перед своим любовником и возиться с его обувью. Поощряя желание Алана, она сама меня унижает, и ей это нравится. И меня это почему-то еще сильнее возбуждает. Я опустился на пол, развязал шнурки. Алан приподнял ногу и протянул мне, чтобы я снял с нее ботинок. Экзекуция продолжалась, я помог ему разуться.
- Молодец, чмошник, будешь всегда так делать, когда я прихожу.
Он уволок Яну в спальню, а мне скомандовал:
- Принеси-ка нам просекко холодненького, сейчас будет жарко.
Когда я вошел в спальню, жена лежала в кровати, а Алан стоял рядом с ней в одежде.
- Ну развевайся, иди ко мне, я вся мокрая, - Яна умоляюще глядела на него.
- Нет, я хочу, чтобы мне снял брюки твой чмошник. Давай сюда вино и встань на колени.
Я вручил бокалы жене и Алану, возникла неловкая пауза (что, мне еще и брюки с него спускать?). Я вопросительно посмотрел на Яну, и она не стала отводить взгляд, а раздвинула ножки, медленно протянув руку к киске стала ласкать клитор:
- Дорогой, встань на колени, слушайся Алана, ты же видишь, как мне это нравится, как я его хочу. Ты же хочешь, чтобы мне было хорошо?
Перед глазами все поплыло. И вот я уже на коленях дрожащими от волнения пальцами расстегиваю ремень, пуговицы на брюках мужчины, опускаю их вниз.
- Молодец, чмошник, - одобрил Алан повелительным голосом, - А теперь снимай мои трусы.
Я вновь устремил взор на Яну: она внимательно наблюдала за происходящим, лаская себя. Было очевидно, что мой позор и превосходство Алана ее возбуждали.
- Ну чего стоим, кого ждем? – командный тон Алана прервал мои размышления. Я опустил ему трусы и прямо перед моим лицом вывалился его член в состоянии полуэрекции – приподнялся, набух, налившись кровью.
- Помнишь, как ты привел ко мне свою жену в свадебном платье и уговаривал мой хуй хорошенько ее оттрахать?
- Помню…
- Да, было забавно, как ты с ним разговаривал через ширинку. Но тогда ты его не видел, а теперь видишь. Он тебе нравится?
- Да…
- Опиши его, какой он?
- Толстый, мощный, сильный…
- Больше, чем у тебя?
- Да, гораздо больше…
- Как ты думаешь, твоя жена любит мой хуй?
- Любит, она сама об этом говорила…
- Если ты любишь свою жену, а она любит мой хуй, значит ты тоже его любишь?
- Наверное…
- Как-то неуверенно ты это сказал. Чмошник, ты любишь мой хуй?
- Да, люблю…
- Громче!
- Я люблю твой хуй.
- Так-то лучше. Хочешь поцеловать залупу? – он рукой направил член к моему рту, между губами и им оставались какие-то несколько сантиметров.
Действительно, хотел ли я? Если отвечу утвердительно, то получается, что я гей. Но если скажу, что не хочу – это будет ложью, ведь стыдноватые мысли о запретном желании – быть физически униженным Аланом – давно не давали мне покоя, сколько сексуальных фантазий было этому посвящено. При этом, представить себя нежно обнимающимся, а еще хуже – целующимся с другим мужиком – всегда было противно. Но вот унижение со стороны более сильного самца, доминанта, врага, да еще в присутствии моей жены, заставляли похоть кипеть адским пламенем. А учитывая, что в данный момент я испытывал сильнейшее возбуждение, то мне не просто хотелось чмокнуть его в залупу, а чтобы он схватил меня за волосы, грубо засадил член в мой рот и максимально унизительно выебал, что называется, по самые гланды. И чтобы жена это видела, чтобы она знала, что ее муж – гребаный хуесос.
Но я не стал об этом рассказывать Алану, а просто ответил:
- Хочу…
- Я знал, что в душе ты всегда был хуесосом, - Алан усмехнулся, - Просто боялся в этом признаться, - он небрежно постучал головкой по моим губам, а я не только не отшатнулся, а инстинктивно приоткрыл рот. И он это заметил, и жена это увидела.
- Видишь, Писенька, твой муж тоже хочет быть моей хуесоской, как и ты. У тебя появилась конкурентка, - Алан специально говорил обо мне в женском роде, чтобы это звучало поунизительней.
- Ну уж нет, - с иронией откликнулась Яна, - Я сосу лучше, я твоя хуесосочка.
- Это мы сейчас проверим, проведем конкурс на звание лучшей хуесоски, - довольный Алан плюхнулся на кресло и широко расставил волосатые ноги. – Раздевайся, чмошник, обе хуесоски должны быть голенькими.
Пока я сбрасывал с себя одежду, Яна сползла с кровати и как послушная собачка на четвереньках приблизилась к Алану. Сначала она нежно целовала его ступни, ноги, облизывала их, потом медленно приблизилась языком к его яйцам, взяла их в рот, поласкала, а затем облизала ствол его члена, который к этому моменту торчал в полную силу.
Голый я встал рядом с женой на колени, не зная с чего начать, ведь член Алана был занят Яной, которая самозабвенно смаковала его во рту еще и еще, без намека, что вообще когда-нибудь оторвется от вожделенной плоти. Алан заметил мою растерянность:
- Чмошка, хуй еще заслужить нужно. Видел, как эта хуесосочка целовала мне ноги? – он сжал копну волос Яны в кулаке, бесцеремонно насаживая ее рот на член еще глубже, - Повтори то же самое, тогда, может быть, я дам тебе пососать.
Получается, что Алану было мало заставить меня сосать при жене, он хотел еще большего унижения – чтобы я вымаливал у него разрешения на это и таким образом признался, что я сам об этом мечтаю и готов ради этого целовать ему ноги. Конечно, можно было включить мужскую гордость и выйти из этого спектакля. Но глядя на стонущую от наслаждения жену, у которой в глазах стояли слезы от члена в горле, мне совсем не хотелось никуда уходить. И как бы ни было стыдно признаться, мне нравился этот спектакль, и я вожделел в нем остаться в той роли, которую мне определил режиссер действа – Алан. И к черту гордость – я прикоснулся губами к его ступням и стал их целовать.
- Молодец, чмошка, обсоси мои пальцы, потренируйся, чтобы стать хорошей хуесоской, - Алан по очереди проталкивал ступни мне в рот, стараясь засунуть поглубже, а я старательно их принимал и облизывал.
Со стороны картина семейного секса выглядела, конечно, феерически: жена делает минет любовнику в то время, как ее муж лижет ему ноги, чтобы он ему тоже позволил пососать. При этом, любовник даже не пытается продемонстрировать хоть какое-то уважение к ним обоим: ее он называет шлюшкой и хуесоской, а его – чмошкой, но они не только не обижаются на грубость, а стонут от удовольствия. Сцены подобной этой раньше мне доводилось видеть только в порно, но сейчас я находился в центре событий, был одним из участников не постановочного, а реального сюжета. И что я при этом чувствовал? Знаете, когда представляешь себе нечто подобное, то это кажется зашкаливающей по степени извращенности ситуации, но когда ты вживую оказываешься внутри такой ситуации, то шкалы нормальности/ненормальности размываются, происходящее начинает восприниматься, как нечто вполне естественное. И я пошире отрывал рот, чтобы Алан в него мог поглубже запихивать ноги, как само собой разумеющееся, как будто так и должно быть. И вот мне уже захотелось, чтобы он сделал со мной и Яной что-нибудь еще более грязное и оскорбительное.
Алан будто прочитал мои мысли:
- Так, чмошка, ноги ты мне отполировал, теперь новое задание. Шлюшка будет сосать хуй, а ты – лизать яйца! Ты все ближе и ближе к почетному званию хуесоса, поздравляю. Ты же хочешь стать хуесосом?
- Да, хочу, - и я потянулся языком к его яйцам.
Было ли мне противно? Совсем нет. Через несколько мгновений я даже и не задумывался о том, что делаю что-то противоестественное. И моя жена с такой одобрительной улыбкой отреагировала на то, что я ласкаю яйца ее любовнику, как будто тоже считала это вполне нормальным. Мне показалось, что она, как и я ждала новой команды от Алана, чтобы с готовностью ее выполнить. Любой команды. Чем более изощренной, тем лучше. И эта команда последовала:
- Ну что, шлюшки, добавим романтики. Вы обе возьмите мой хуй в рот и целуйтесь. Назовем это – охуенный супружеский поцелуй.
И вот этот волнительный момент – Яна с членом во рту тянется к моим губам, я к ее, прикасаюсь к горячей головке, чувствую ее во рту, наши с женой губы смыкаются, а между ними пульсирует кусок мужской плоти. Это такое необычное ощущение – член другого мужчины в твоем рту. Совсем не противно, другое чувство. Чужой запах, чужой вкус. Запах и вкус более сильного мужчины, победителя. То, что в это время я стоял перед ним на коленях, только усиливало эффект унижения. И мне это нравилось, я желал еще сильнее унизиться перед ним, поэтому с возбуждающим трепетом ожидал от Алана новую порцию оскорблений и приказов. И еще мне хотелось, чтобы он унижал мою жену, чтобы вел себя с ней, как с последней шлюхой, и чтобы ей это нравилось, чтобы она полностью ему подчинялась, не мне, а ему. Как будто бы я для нее пустое место.
И Алану хотелось развлекаться дальше:
- Вы обе отличные хуесоски, теперь я вас буду называть так – Яна – Шлюшка, а ты - Чмошка. Итак, Шлющка и Чмошка, для вас новое задание: встаньте на четвереньки, а я лягу на кровать. Та из вас, которая на четвереньках быстрее подбежит ко мне и возьмет мой хуй в рот, та и победила, ей достанется приз – вылизать мою жопу.
Мы переглянулись с Яной, было понятно, что ей интересно, соглашусь ли я участвовать в этом унизительном конкурсе, и мне было любопытно узнать то же самое про нее. Все стало очевидным, когда мы оба без колебания опустились на четвереньки.
Алан скомандовал:
- На старт, внимание, марш!
Мы оба прибежали одновременно, но Яна в последний момент, когда я уже тянулся губами к члену Алана, оттолкнула меня и первая взяла его в рот.
Алан рассмеялся:
- Молодец, Шлюшка! Какая воля к победе. А ты Чмошка даже тут проиграл, вот ты лошара! Ладно, будет тебе утешительный приз – поцелуешься со Шлюшкой после того, как она вылижет мне задницу.
Он лег на край кровати, расставив ноги в стороны. И Яна с упоением стала вылизывать ему анус, промежность, яйца, член, затем опять анус, опять яйца… Картина была гипнотической, я не мог оторвать взгляд. Ведь со мной она никогда ничего подобного не проделывала, и даже не заикалась, что ей этого хочется. А любовника она ласкала с таким наслаждением, как будто его анус был самым вкусным деликатесом. Складывалось впечатление, что она готова это делать бесконечно, но Алан ее остановил:
- А теперь Шлюшка, поцелуй своего чмошника, - Яна послушно оторвалась от его задницы и стала целовать меня взасос. Я чувствовал запах плоти чужого мужчины на ее лице, и от этого моя жена мне казалась еще соблазнительнее.
- Что, Чмошка, вкусная жена после моей жопы?
- Угу, - промычал я сквозь поцелуй Яны.
- Я так и знал, что такому чмошнику как ты, это понравится. Ладно, если будешь себя хорошо вести, сделаю тебя своим персональным жополизом. Станешь носить звание – хуесос-жополиз. Ну хватит лизаться, шлюшки, ебать вас буду.
Алан уложил нас в позу шесть на девять, я был снизу:
- Чмошка, оближи мне головку и воткни мой хуй в свою жену. Ты же хочешь, чтобы я ее выебал?
- Да… - я облизал его член.
- Тогда попроси меня как следует.
- Выеби мою жену, пожалуйста…
- А почему ты ее сам не ебешь? Не хочешь?
- Очень хочу, но мне нельзя… Ты запретил…
- Правильно, а почему я тебе запретил?
- Потому что я чмошка, а чмошке нельзя трахать жену…
- Ты не только чмошка, ты хуесос, верно?
- Да, я хуесос…
- Хуесосов ебут в рот, но сами они никого ебать не могут. Поэтому дырки твоей жене тебе не принадлежат. Сейчас и Яна тебе подтвердит: Шлюшка, твой Чмошник имеет право на твои дырки?
Яна крутила попой, стараясь насадиться на член Алана:
- Нет, чмошнику ничего нельзя без твоего разрешения… Трахни меня, Алан, прошу, трахни…
- Хорошо, Шлюшка. Чмошник, вставляй мой хуй.
Его член как по маслу вошел в истекающую соками киску моей жены. Яна стонала, а Алан неспешно входил и выходил, входил и выходил. Несколько фрикций в жену, потом мне в рот, опять в жену, опять мне в рот. Его яйца скользили по моему лицу туда-сюда. Это завораживало – и вид снизу вверх на движения члена Алана в разгоряченном лоне Яны, и все эти ощущения. Вдруг я осознал, что непроизвольно высунул язык, чтобы облизывать его огромные яйца. И поймал себя на стыдной мысли, что только и жду, чтобы он в очередной раз засунул свой член в мой рот.
Фрикции Алана участились, он приближался к оргазму:
- Чмошка, сегодня я накормлю тебя спермой.
- Да…
- Тебе как вкуснее, чтобы я высунул и кончил твоей жене на жопу, или чтобы спустил ей в пизду, а ты потом вылижешь?
- В пизду…
- Тогда попроси меня об этом.
- Кончи в пизду моей жене, прошу тебя, наполни ее своей спермой, прошу…
Алан в оргазме вошел в жену глубоко-глубоко, крепко-накрепко прижав к себе ее бедра. Яна кончила вместе с ним. На какое-то время они зависли в этой позе, затем Алан вытащил свой член и бесцеремонно вставил его в мой рот:
- На, облизывай, Чмошка…
Я жадно стал обсасывать перепачканный белым коктейлем из соков жены и спермы его член, затем облизал его яйца. Было ли это противно? Нет, в моем перевозбужденном состоянии и вкус, и сама ситуация казались восхитительными. Мне хотелось сосать и сосать, но Алан оттолкнул мою голову и брякнулся на подушку:
- Хватит, хорошего помаленьку. Теперь подмой языком жену. И чтоб ни одной капли мимо рта, все вылижи!
Яна опустилась мне на рот, я стал жадно ее вылизывать. Она потужилась и из ее киски на меня вылилось целое море спермы, мне казалось, что мой рот переполнен ею. Конечно, я был возбужден, но вот чтобы одним разом проглотить такое количество спермы – к такому я был не готов. Видя мое замешательство, Алан прикрикнул:
- Чмошник, глотай, а то я сейчас еще и нассу в твой ебаный рот!
Яна слезла с моего лица и рукой захлопнула мне рот:
- Глотай…
Пересиливая отвращение, я проглотил. Смог. Оказалось, что не так уж и страшно.
- Все, он проглотил, - Яна деловито приоткрыла мне рот и удостоверилась, что он пуст.
- Фу, - Алан демонстративно поморщился, - Вали отсюда, спермоглот, почисти зубки на ночь!
Но уходить мне не хотелось, я был так возбужден, что мне требовалась срочная разрядка. Преодолевая стыд, я унизительно спросил:
- А можно мне подрочить?...
Алан, лежавший в обнимку с Яной, деланно удивился:
- Ты на нас что ли хочешь подрочить, Чмошка?
- Ну да, я очень возбужден…
- Да мне похуй на твое возбуждение, тут тебе порнофильм что ли?! Иди на хуй из комнаты, дрочила!
Яна засмеялась и сильнее прижалась к Алану. Я опустил глаза и вышел, слушая смешки и оскорбления себе в след. Лег в соседней комнате, выключил свет и начал мастурбировать. Кончил почти сразу же. Стыд, позор, но как же сладко.

2

Блииин... Офигеть!!!!!

3

Где найти такого Сашу?))

3
izmena-devushke писал(а):

Где найти такого Сашу?))

Полагаю, что не в бюре находок, а в жизни)

2
izmena-devushke писал(а):

Где найти такого Сашу?))

Такого Сашу надо только воспитать

2
Rich Gross писал(а):
izmena-devushke писал(а):

Где найти такого Сашу?))

Такого Сашу надо только воспитать

В данной ситуации, в роли воспитателя психотерапевт. Но еще необходима предрасположенность, единомышленник-любимый человек, прежний опыт, желания и т.д.

1

Когда продолжение? Сколько глав будет всего?

3
varoniss писал(а):

Когда продолжение? Сколько глав будет всего?

Продолжение по мере готовности. Сколько глав - не знаю, я уже отошел от изначального плана, персонажи начали жить своей жизнью, я их так чувствую. Все пошло не так)

3
МаксНаташа писал(а):

Так и до экранизации не далеко)))

Эротическая драма) Да, сценарий легко можно переложить в подцензурный вариант

3

Очень понравился рассказ. У вас литературный талант

2

Очень талантливо!

4

Спасибо за повествование, очень эмоционально !! Отличный слог и грамотно написано, не разделяем , но Очень возбуждает

7

Шикарный рассказ. Понятно, конечно, что для многих подобные фантазии будут довольно экстремальны. Но мне лично показалось, что некоторые части этого рассказа невероятно точно и тонко били по нужным стрункам в моём воображении =)
Особенно понравились моменты, где обыгрываются диалоги с женой, когда она беспокоится и спрашивает у мужа, точно ли он хочет продолжения, точно ли он не обидится, а затем окатывает его всё более экстремальными подробностями своих желаний, или своего общения с любовником.
Вообщем, огонь! =)

PS: ещё я бы добавил, что в своё время перечитал много рассказов, но потом как то потерял интерес. Потому, что понял, что большинство из них очень похожи, меняются только декорации. А так всё быстро скатывается к совершенно прямолинейным клише, одинаковым фразам, однообразным ситуациям. И вечно не хватает какой-то... реалистичности... психологии... вобщем чего-то такого настоящего. А это творение прям зацепило, как самые первые прочитанные тематические рассказы много лет назад =)

4
МаксНаташа писал(а):

Так и до экранизации не далеко)))

Если адаптировать под цензурный киноформат, то распределение ролей вижу так)

2

Самое реалистичное погружение в тему при чтении рассказа, как было сказано выше в одном из комментариев, всегда чего то не хватало, когда читаешь рассказы по теме, здесь же все раскрыто до мельчайших деталей чувства, разговоры, желания, мысли все в точку. Не разделяю многое из описанного, но признаюсь многие мысли и ощущения раскрыты неимоверно правдиво, то что пережил и приживаю сам, когда моя шлюшка трахается с любовниками.

2
Рогоноsец писал(а):
МаксНаташа писал(а):

Так и до экранизации не далеко)))

Если адаптировать под цензурный киноформат, то распределение ролей вижу так)

Зачёт, при чтении герои представлялись приблизительно именно так) правда Машков в сравнении с Аланом худоват)

4

А так?)

0
Рогоноsец писал(а):

А так?)

Так на мой взгляд отлично!

2
Рогоноsец писал(а):

А так?)

Так на мой взгляд отлично! Smiling

3

Рассказ хорошо определяет именно суть куколда, чтобы не путать его с хотвайф, свингом и прочими "родственными" темами. Почитай вот рассказ Рогоносца. Чтобы именно с врагом... Нравится? Тогда тебе к нам))

Лакмусовая бумажка. И тебе би в правильной пропорции и оргазм на ножки - то, что доктор прописал.

Это только наши танцы на грани весны.

2

Теперь читать других авторов просто неинтересно.

2

Прочитал. Не очень зашло. Местами фантасмагория и грубовато, нет тонкого психологизма как в прошлых работах автора и стиль ушёл в быдловатое русло, режут уши грубые сюжеты с опущением, в них привкус какой-то зоновской романтики, ауешного сленга, на мой взгляд это портит рассказ. Между тем у автора есть выдающиеся работы, а одна так вообще моя любимая - рассказ который я искренне обожаю. На этом весь анализ, увы, Рогоносец уже не торт)
Но за старания спасибо

Достали! Вообще без подписи буду Smiling